Versão em português 中文版本 日本語版
Polish version La version française Versione italiana
Русская версия English version Deutsch Version

Статьи о Кобрине: Трагедия деревень Кобринщины

Оккупационный режим на Кобринщине

Территория Беларуси, как составная часть Советского Союза первой приняла на себя удар немецко-фашистского террора. Итогом нацистской политики геноцида и «выжженной земли» в Беларуси являлось уничтожение свыше 2-х миллионов человек. Оккупанты сожгли, разрушили и разграбили 209 городов и посёлков городского типа, 9200 деревень, 10000 колхозов.

Политику нового порядка испытала на себе и Кобринщина. Несмотря на мужество защитников Брестской крепости, воинов 123- го авиаполка, частей 4-й армии, к вечеру 23 нюня 1941 г. гитлеровцы вступили в город. С этого момента начался самый трагический период во всей его истории.

Уже с рассветом на самых отдалённых улочках затопали сапоги немецких патрулей. С первого дня на стенах и столбах появились двуязычные обьявления, на которых жирным шрифтом выделялось короткое слово «тод» и рядом его перевод - «смерть». В длинном списке нарушений, караемых немедленным расстрелом, значилось: покушение на немцев и их имущество, хранение оружия и боеприпасов, укрывательство коммунистов и советских военнослужащих, хранение радиоприёмников и слушание заграничных передач, хранение советской литературы и прочее.

В начале осени 1941 года правление военной комендатуры в Кобрине закончилось. 3 сентября гражданскую власть получил окружной комиссар Панцер, сам город стал центром гебитскомиссариата - административного округа, в состав которого входили Кобрин, Антополь, Дивин и Жабинка. Одним из наиболее судьбоносных отделов гебитскомиссариата для местного населения вскоре стал «арбайтсамт» - бюро по трудоустройству, в котором всё взрослое население обязано было пройти регистрацию. Уклонение или неявка на работу по повестке этого учреждения влекли за собой отправку в концлагерь. По направлению арбайтсамта в ту же осень несколько сотен официально не занятых горожан должны были являться на аэродром, куда в довоенные месяцы для постройки взлётной полосы были свезены огромные кучи камней. Согнанные невольники должны были разбивать их в щебёнку. Этим занимались и военнопленные, которых немцы держали на голодном пайке. Вскоре горожане наладили контакт с пленными, делились с ними хлебом, табаком. Работа на камнях затянулась до заморозков. Затем тех же мужчин переключили на другую - разборку кирпичных коробок, оставшихся после пожара на Октябрьской улице.

Первой жертвой оккупационного режима в Кобрине явилась бывшая узница концлагеря в Берёзе-Картузской в годы правления буржуазно-помещичьей Польши Екатерина Гасилевич. Гитлеровцы организовали публичный суд над ней с приглашением всех желающих. Однако любителей поглазеть на фашистское судилище не нашлось. Быстро свернув судебную комедию, гестаповцы расстреляли патриотку у стен здания нынешней милиции.

Зловещую известность среди населения приобрёл откос у поворота Пинского шоссе при подьёме на мост через Днепро-Бугский канал. Его избрала для своих расправ военная комендатура. Почти ежедневно около полудня сюда на бешеной скорости приезжали машины. Быстро выстраивалось оцепление с собаками. Случайные прохожие нередко становились свидетелями того, как из грузовиков выталкивали избитых, истерзанных пытками людей со связанными руками, ставили на колени. Затем палачи, идя вдоль застывшей у откоса шеренги, методически стреляли в затылок каждой жертве. Убитые скатывались вниз по склону. Иногда жертвам развязывали руки и с улыбкой предлагали бежать, а затем стреляли в спину.

Особое значение оккупанты придавали демонстрации своих военных успехов, специально не убирали разбитые советские танки - свидетельства драматических событий начала войны. Едва фронт отодвинулся от Кобрина, тягач приволок из-за Боны, где еще совсем недавно шёл бой, подбитый прямым попаданием танк БТ-7 с обгоревшими телами советских танкистов. Его подтащили к памятнику В. Н. Ленину, что стоял на бывшей Рыночной площади, переименованной в канун войны в площадь Свободы. По расчётам оккупантов, это зрелище должно было устрашить, повергнуть людей в отчаяние, но эффект оказался совсем иной. Не страх перед мощью германского оружия, а боль и гнев были на лицах кобринчан. Потом танк убрали, а памятник разрушили.

Под видом борьбы с партизанами каратели превращали в пустующие зоны целые районы, десятки деревень стирались с лица земли, жители их уничтожались, вывозились в концлагеря или фашистское рабство в Германию.

В д. Речица 5 сентября 1942 г. каратели сожгли 45 дворов, расстреляли или сожгли живыми 64 её жителя. На следующий день, 6 сентября, трагедия произошла и в д. Каменка, где были расстреляны 152 мирных жителя и сожжены 73 двора. Такая же судьба постигла и Борисовку, уничтоженную захватчиками в ходе проведения операции «Треугольник» в Брестском, Кобринском и Малоритском районах.

7 ноября 1942 г. стало роковым днём для 56 жителей д. Черевачицы. В живых осталнсь только те, чьм дома не успели поджечь и кто смог выскочить из полыхаюшего жилища. В 1943 году горькая участь коснулась деревень Орёл, Новосёлкн, Борки и Лука. 13 июля 1944 г. гитлеровские палачи ворвались в д. Повитье, где были уничтожены свыше 120 домов и 141 житель...

Татьяна Назарук, научный сотрудник музея
им. А. В. Суворова.

Назарук, Т. Оккупационный режим на Кобринщине / Татьяна Назарук // Кобрынскі веснік. – 2004. – 30 чэрвеня.
Горькая участь коснулась деревень Кобринщины: Речица, Череватичи, Орёл, Новосёлкн, Борки и Лука.

Комментарии


Названия статей

Поиск по сайту



Наши партнеры

Центр-Тур, Туризм, Путешествие, Кобрин, Беларусь

проектор Panasonic pt-lb50nte