Versão em português 中文版本 日本語版
Polish version La version française Versione italiana
Русская версия English version Deutsch Version

Статьи о Кобрине: Трагедия деревень Кобринщины

Огнём войны отмечена  

Деревня с многовековой историей (впервые Черевачицы упоминаются в 1417 году), уютными хуторками привольно раскинулась между железной дорогой и рекой Мухавец. Обитатели усадеб жили спокойной, размеренной жизнью: трудились на пашнях, содержали живность. Одним словом, делали всё, чтобы обеспечить себе и детям достойную жизнь, будущее. Даже война первоначально не внесла особых изменений в сложившийся уклад: люди трудились, любили, создавали семьи.

Иосиф Глинский тоже привёл в родительский дом молодую жену Надежду, которая пришлась по душе всем домочадцам своим трудолюбием, общительностью.

Но вскоре сельчане начали всё чаще втихомолку говорить о партизанском движении, конкретных примерах деятельности. Ушёл в отряд, базировавшийся где-то в лесных массивах за Мухавцем, второй сын Глинских - Михаил. Вскоре он стал появляться у родителей со своими боевыми друзьями. Вечером 6 ноября 1943-го партизаны опять пришли в дом Глинских, который находился недалеко от железной дороги. С их разговора Надежда, носившая под сердцем первенца, поняла: они готовят подрыв воинского эшелона...

Как рассказала при встрече Надежда Иосифовна, после услышанного сердце сдавила непонятная тоска. Почему-то вдруг вспомнился недавний сон: семья Лапских из пяти человек, которая была зверски убита в её родной деревне Гуцки, приглашала её ложиться спать вместе с ними. Но потом ей сказали: «Пусть лучше ляжет свекровь...» Чтобы немного отвлечься, Надежда с мужем и девочкой, которая нашла приют в их доме, оставшись на дорогах войны без родителей, пошли к подруге в соседнюю деревню Огородники. Засидевшись допоздна, остались ночевать. Взрыв на железной дороге прогремел после 12 часов ночи, а спустя два часа хозяйка дома увидела пламя пожаров, услышала стрельбу, крики и плач людей. Горели все усадьбы, расположенные вблизи железной дороги...

Вернувшись, Глинские увидели только чёрные остовы печей, тело отца возле калитки, мёртвую мать - на дороге к дому дочери...

Лидии Козел, по мужу Мазур, в то время было 8 лет. Дом, в котором находились 8 человек, стоял недалеко от Мухавца. В зареве горящих построек они видели, как цепью, с интервалом в полтора метра, шли в их направлении каратели. Люди не убегали, хотя и могли это сделать: в крутом берегу реки были заранее вырыты укрытия, тщательно замаскированные от чужого глаза. Но как убежать незаметно, если на свежем первом снеге толщиной до 10 сантиметров отчётливо виден каждый след?! В их душах теплилась надежда на благополучный исход.

Но она не оправдалась. Поджечь дом фашистам не удалось. В отличие от других, крыша была из жести. Его сожгли через неделю. Но с людьми расправились без промедления. Уцелели чудом трое детей. Сын тётки Федя притворился мёртвым, не шелохнулся даже тогда, когда немецкий солдат больно ударил сапогом в бок. Лиду мать перед смертью успела толкнуть за дверь, которую, падая от пули, подпёр своим телом сосед Иван Вашкевич.

Удалось спрятаться и девочке Ане, которая тоже нашла приют у семьи Козел после ухода из Брестской крепости. Боясь возвращения карателей, Лида с Аней побежали вдоль реки в сторону деревни Огородники. Вдогонку полетели пули, одна из которых попала Лиде в ногу. Пришлось возвращаться назад, пробираться в Богуславичи. Весь этот путь восьмилетняя Лида проделала с одной босой ногой: мать успела надеть ей только один ботинок. Страх был сильнее холода.

Каратели не щадили никого. В семье Якусь трое детей, самой старшей – 7 лет. Двоих гитлеровцы расстреляли, годовалого ребёнка проткнули штыком. В ночь с 6 на 7 ноября 1943 года в деревне Черевачицы были убиты 56 человек, сожжены все дома и хозяйские строения. Уцелела только церковь... Хоронили погибших родственники из соседних и отдалённых деревень. В страхе и спешке. Кого-то в гробу, для кого-то приспособили шкаф, некоторых просто завернули в одеяло.

Уцелевших сирот забрали родственники или просто добросердечные люди. Надежда Иосифовна Глинская и Лидия Павловна Мазур - не единственные свидетели тех страшных событий. Елена Глинская, Екатерина Жук, Мария Глинская... Их разыскивать и тревожить мы не стали. Им, как и обеим нашим собеседницам, тоже очень тяжело было бы вспоминать пережитое, ночь, огнём которой отметила их жизнь война. Доктор Время не всё лечит…

Мария Петровская

Петровская, М. Огнем войны отмечена / Мария Петровская // Кобрынскі веснік – 2007. – 8 мая.
О трагедии деревни Черевачицы.

Комментарии


Названия статей

Поиск по сайту



Наши партнеры

Познай Кобрин

Дешевые прямые рейсы в Болгарию: туры в болгарию.