Versão em português 中文版本 日本語版
Polish version La version française Versione italiana
Русская версия English version Deutsch Version

Статьи о Кобрине: Трагедия деревень Кобринщины

Мне шел всего 9-й год…   

В ходе работы по проекту «Повышение статуса спасшихся жителей сожжённых белорусских деревень в 1941-1944 годах» мы получили большое количество информации от очевидцев тех событий, переживших поистине страшные, трагические моменты. Одна из них - Нина Трофимовна Трубчик, жительница д. Леликово...

- В 1941-м году мне шёл девятый год. У отца было шестеро детей - все дочери... Земли у нас было мало, и меня, как самую тихую и молчаливую, отдали внаймы - пасти чужих коров. Хозяева жили под Кобрином, куда и отвёл меня отец. Мне запомнилась дорога - то через болото, то по выбоинам шляха. Где шла сама, где отец нёс меня на плечах...

У новых хозяев вставала с рассветом - выгоняла коров, овец, телят. Хозяева заботились обо мне мало - хорошо, если не забывали дать кусок хлеба на завтрак. Тёплой одежды и обуви не давали - порой приходилось греть ноги в свежей коровьей лепёшке. Как только пригоняла коров на обед, меня тут же усаживали полоть грядки, часто забывая даже покормить. Люди передали моей маме, как мне там жилось - и мама пришла меня проведать, но от обиды я убежала и спряталась, так мы и не увиделись...

Воскресное утро 22 июня для меня началось как обычно - с рассветом. Помню только, что привычные звуки заглушались громом и гулом со стороны Бреста. Совсем низко летели самолёты с чёрными крестами. Когда я пригнала коров, то узнала - началась война. Я не знала, что это такое, и была рада тому, что мама забрала меня домой.

А вот второй военный год мог оказаться для меня последним. Пришла зима 1941-1942 годов. Было очень голодно, не было одежды - и меня снова отдали в приёмные дочери моей крёстной матери Олене. Повёз меня на подводе односельчанин Василий Сакадын. Вдоль шоссе за Кобрином проезжали мимо советских военнопленных - они били камень. Сердце Василия не выдержало, и он стал раздавать им хлеб. Подбежали немцы - и чуть его за это не расстреляли... Однако в этот раз обошлось.

Хутор моей крёстной находился на окраине Дахловского леса, и туда часто приходили партизаны. Одного из них, дядю Сеню, я запомнила очень хорошо и часто ходила с ним в Остромичи, Луку, Запруды.

Всё чаще я слышала разговоры крёстной о том, что немцы жгут сёла совсем недалеко от нас... А однажды, в середине лета, мимо хутора проехали крытые немецкие машины. С тех пор они стали ездить часто, уничтожая окрестные сёла - Стрии, Борщи, Студянку. Помню, как каждый раз, возвращаясь, немцы вели себя так, будто ехали с весёлого пикника - смеялись, пели песни, умывались у нашего колодца. Крёстная плакала, говорила, что скоро настанет и наш черёд...

И однажды немцы остановились у дома, из кузова появились солдаты. Они окружили дом, заставили дядю Костюка поднять руки, затем прикладом подогнали крёстную. Третьей, тяжело поднимая непослушные ноги, шла я - а немецкий солдат подталкивал меня стволом автомата. Мы должны были идти в дом... Но тут вдруг со всех сторон послышались взрывы — это партизаны, устроившие засаду на песчаном холме, вступили в бой с фашистами. Мы упали на землю и ползли до самого моста через Мухавец, что возле села Лущики. Потом пошли в Остромичи, где у Костюка жила сестра Зося. Из сожженных деревень приходили чудом оставшиеся в живых люди. Помню, как одна женщина кричала и билась в слезах - немцы уничтожили всю её семью, стареньких родителей и мужа с детьми... Домой меня забрала мама.

В последнее военное лето, когда жгли деревню Повить, мы прятались всей семьёй то в лесу, то в воронке. И здесь на краю воронки остановился немецкий солдат... Не знаю, о чём он подумал, когда увидел в воронке шесть маленьких девочек с матерью - но лишь посмотрел, дал знак молчать и пошёл дальше. Так мы остались жить. Однако тот холодный ствол немецкого автомата, который упирался мне в спину, когда нас вели на смерть, я не могу забыть до сих пор...

Надежда Савченко

Савченко, Н. “Мне шел всего 9-й год…” / Надежда Савченко // Кобрынскі веснік. – 2011. – 8 кастрычніка. – С. 3.
Воспоминания Н.Т.Трубчик из д. Леликово, пережившей страшные моменты фашистской оккупации в неполные 9 лет…

Комментарии