Versão em português 中文版本 日本語版
Polish version La version française Versione italiana
Русская версия English version Deutsch Version

Статьи о Кобрине: Трагедия деревень Кобринщины

Могила у дома 

О трагедии, которая произошла 23 сентября 1942 года в д. Борисовка и унесла жизни 169 человек разного возраста, писалось во многих газетах, говорилось на Нюрнбергском процессе. Борисовка занесена на «Стену памяти» в Хатыни. На месте гибели ни в чём не повинных людей - памятник, в небольшом музее - многочисленные документы-подтверждения.

Но беды населения этих мест ужасом 23 сентября не закончились. После расправы над жителями Борисовки каратели направились на хутора, окружавшие её. Однако люди, узнавшие о событиях в деревне, спешно покинули свои жилища и спрятались в окрестных лесах. Оккупанты пошли по другому пути: создали специальные команды, в состав которых входили предатели из местных. Прочёсывая леса, они находили хуторян и тут же расстреливали. В результате на территории, относящейся к Борисовке, есть ещё шесть могил.

О двух из них и судьбе человека, связанного с ними, нужно рассказать отдельно. 14 октября того же 1942 года Ипполит Пашкович ушёл в Дивин, чтобы подыскать жильё для своей семьи. По дороге назад встретил знакомого полицая, который с улыбкой сказал: «Иди, иди. На твоём дворе мы уже навели порядок». Сердце мужчины сжалось от предчувствия большой беды. Оказалось – не напрасно. Придя на хутор, увидел, что дом разграблен, жены и детей нет. Пошёл искать. Обратил внимание на яму, вода в которой была красного цвета. Страшная догадка пронзила всё его существо. Позвав на помощь одного из уцелевших жителей, Ипполит Пашкович забрался в яму и стал извлекать оттуда мёртвые тела. Непода-лёку в другой яме находилась вся семья соседа из семи человек, среди которых было трое совсем маленьких детей...

Своих Ипполит похоронил во дворе, в 50-ти метрах от дома. Омельянчуков - чуть дальше, на расстоянии 100 метров. Ипполиту Пашковичу судьба определила долгую жизнь, почти до 90 лет. И всё это время он жил на хуторе. Один. Хотя это слово не совсем подходит к данному случаю. В его душе и памяти эти годы рядом с ним были самые дорогие люди: жена, сыновья, дочь. И, наверное, в этой долгой жизни не раз бывали мгновения, когда они представлялись ему живыми, взрослыми, создавшими собственные семьи. А вернувшись в реальность, он шёл к могиле со скромным крестом и в миллионный раз задавал себе и кому-то невидимому одни и те же вопросы:

- Почему? За что?

Анна СМОРЖУК, Ольга СЕРГИЕВИЧ.
д. Борисовка.

Сморжук, А. Могила у дома / Анна Сморжук, Ольга Сергиевич // Кобрынскі веснік. — 2005.— 21 мая.
О трагедии семьи хуторянина Ипполита Пашковича близ д. Борисовки

Комментарии