Versão em português 中文版本 日本語版
Polish version La version française Versione italiana
Русская версия English version Deutsch Version

Статьи о Кобрине: Трагедия деревень Кобринщины

К печальным датам возвращаясь…

Есть темы, актуальность и значимость которых не уменьшают ни время, ни частота упоминаний. Одна из них - массовое уничтожение оккупантами мирного населения Беларуси в годы Великой Отечественной войны. Потому что, как сказал маршал Константин Рокосовский: «Тот никогда не научится любить живых, кто не умеет чтить память павших»...

Осенью 1942 года в Кобринском, Малоритском и Брестском районах оккупантами была проведена операция «Треугольник». Акцию исполняли каратели 3-го батальона 15-го немецкого полицейского полка, командиром которого был майор Голлинг, подразделение 10-го и 16-го полков, специальная рота «Нюрнберг». Деревня Борисовка была окружена с севера и юга двумя взводами карателей. С рассветом население согнали в сарай. Затем группами по 6-7 человек людей выводили к краю заранее выкопанной ямы и расстреливали. Тела погибших сбрасывали в яму и засыпали землёй. Всего было убито 169 человек. В живых чудом остались Елена Куликович, которая спряталась в сарае в соломе, Ипполит Пашкович - в тот страшный день ушёл в с. Дивин. Михаил Павлючик, находясь на краю ямы, бросился бежать. Вслед раздались выстрелы. Споткнувшись, он упал. Немцы посчитали его убитым. Спустя какое-то время он смог доползти до леса и спрятаться.

О последующих за расстрелами событиях можно узнать из отчёта командира 9-ой роты капитана Каспера: «После того, как население было устранено, прочесали всю местность. Скот, продовольствие и сельхозинвентарь были собраны в одно место, а это было более трудной работой, и на телегах отправлены в Дивин...».

Не менее жестоко расправились оккупанты с жителями деревни Каменка. Накануне войны в деревне было 73 двора и проживало 357 человек. В сентябре 1942 года немецко-фашистские захватчики расстреляли 152 мирных жителя и сожгли 48 дворов.

Продолжая свой кровавый путь, в сентябре 1942 года каратели окружили деревню Речица. Стариков, женщин и детей - всего 64 человека - загнали в сарай и сожгли. Была сожжена и деревня (45 дворов). В ноябре 1942 года трагическая судьба постигла деревню Черевачицы. Здесь в один день погибло 56 человек. В живых остались только те, чьи дома не успели поджечь, кто успел убежать, или те, кто смог выскочить из полыхающих зданий. Так небольшая деревня в 18 дворов, на правом берегу Мухавца, стала ещё одной огненной деревней Беларуси.

Горькая судьба постигла и д. Орёл. Много веков простояла эта небольшая деревенька в глубине лесов. После того, как в 1939-1940 г. г. прошла реконструкция Днепро-Бугского канала, она оказалась на самом берегу этой водной трассы. Видимо, это её и сгубило. Оккупанты, боясь диверсий на коммуникациях, решили стереть с лица земли деревушку, состоящую из 12 дворов, жители которой, по мнению немцев, могли оказывать помощь партизанам. Каратели пришли туда 22 декабря 1942 года. Они расстреляли 18 человек, а деревню сожгли.

Массовые расстрелы продолжались и в 1943. Их усиление было вызвано поражениями фашистов на фронтах и действиями партизан. В октябре 1943 года фашисты ворвались в д. Новосёлки. Каратели рас-стреляли 67 жителей и сожгли дома. Осенью того же года от фашистских оккупантов пострадали ещё две деревни: Борки и Лука Остромичского сельсовета. В этих деревнях каратели уничтожили 48 жителей.

Напоминают о тех страшных днях памятники и обелиски, установленные на местах гибели людей, на братских могилах. Не зарастает и не должна зарасти народная тропа к ним.

Александр ЧИРУН,
младший научный со¬трудник
Кобринского военно-исторического
музея им. Суворова.

Чирун, А. К печальным датам возвращаясь… / Александр Чирун // Кобрынскі веснік. – 2002. – 9 кастрычніка.
О трагической судьбе восьми кобринских деревень, уничтоженных фашистами.

Комментарии