Versão em português 中文版本 日本語版
Polish version La version française Versione italiana
Русская версия English version Deutsch Version

Статьи о Кобрине: Трагедия деревень Кобринщины

«Мы любили жизнь»     

Ольга Семёновна Якимчук сейчас живёт в деревне Острово, а родом она «з вогненнай вёскі» Каменка. Осенними вечерами на маленьком хуторе неподалёку от сожжённой карателями деревни Каменка, склонившись под керосиновой лампой, таясь от детей, Анна, в девичестве Мищук, с мужем на деревянной плашке устанавливали выструганные маленькие крестики. В яме на краю деревни рядом с пепелищем лежали останки её сожжённых родителей и двух братьев. Мужу Анны приснился сон, в котором вещий голос сказал ему поставить на могиле столько крестов, сколько находится там людей. К сороковинам плашка со ста восьмьюдесятью шестью крестиками была установлена, но простояла недолго. Полицаи заметили и долго допытывались, кто бы это мог сделать.

Жители деревни Каменка встретили воскресное утро 6 сентября 1942 года как обычно. С рассветом хозяева на ногах. Семён Савич и Екатерина Андреевна Мищук старшую дочь Анну выдали замуж, а остальные пятеро детей жили с ними. Особое волнение было за старших Ольгу, Веру и Надю — их по возрасту могли забрать в Германию. Приходилось прятать девушек. Надя ещё пасла коров в соседней деревне, а Вера и Оля этим утром ещё спали. Выйдя на улицу, Екатерина Андреевна услышала шум моторов. Понимая, что это может значить, кинулась будить дочерей.

Те, одеваясь на ходу, бросились через улицу к сараям. Там, между их и соседним, стоял ещё неубранный горох. Туда девушки и юркнули, на стылую землю, тесно-тесно прижавшись одна к одной. Не знали они, что наступают самые трагические часы в их жизни.

Всё ближе гул машин, немецкие голоса и команды. Немцы скрупулёзно обследовали сараи, клуни и дома, выносили, выгребали, складывали на подводы, а затем, ограбив, поджигали. А растерянных, сонных детей и взрослых выгоняли на улицу, на которой их ждали каратели. Чуть приподняв головы, девушки увидели, что людей под дулами автоматов вели в сторону деревни Стрии. Когда стал гореть ближний сарай, Ольга и Вера, прячась в клубах дыма, побежали к молодой поросли деревьев напротив их дома. Стали слышаться выстрелы, крики, затем непрерывные автоматные очереди. Не в силах выдержать происходящее, в пелене густого чёрного дыма девушки оставили своё убежище. Бежали в сторону села Козище, пригибались, падали, вставали. Задыхались от рыданий, от ужаса, осознавая, что произошло с их родными и односельчанами, но действительность оказалась более жестокой. На хутор, где жила их сестра Аня с семьёй, стали собираться те, кто, как и они, смогли незамеченными выбраться из горящего села, из-под свинцового ливня. Тимофей Веруш спрятался в своём сарае, а когда немцы подожгли сарай, то сумел сделать дыру в соломенной стрехе и спастись. Иван Максимук был среди тех, кто оказался под прицелом многочисленных карателей. Он в числе других лежал среди улицы лицом в землю, руки за голову, пока немцы вывозили награбленное и уводили домашний скот. Затем каратели подняли нескольких лежавших людей. Иван приподнял голову и увидел, как их убивали в сарае выстрелами в упор. И тогда его крик: «Люди, бегите, всем нам будет конец!» поднял многих. Кольцо охранников прорвалось, но автоматные очереди настигали бегущих.

Нескольких оставшихся в живых мужчин немцы заставили сносить раненых и убитых в сарай. Раненых не добивали. Мужчин тоже втолкнули туда же. Сарай облили бензином и подожгли. Когда земля остыла и дым только пробивался из глубины пепелища, каратели пригнали из деревни Босяч мужчин и заставили их рыть яму рядом. Останки людей закопали, без могильного холма, сровняв землю.

Надежда Савченко

Савченко, Н. “Мы любили жизнь” / Надежда Савченко // Кобрынскі веснік. – 2012. – 14 студзеня. – С. 4.
О трагедии деревни Каменка.

Комментарии