Непростая судьба главного памятника города | А. М. Мартынов | Личности | Туристический Кобрин
Versão em português 中文版本 日本語版
Polish version La version française Versione italiana
Русская версия English version Deutsch Version

Непростая судьба главного памятника города

«Блажен, кто с чистым сердцем память чтит о предках»
Гете

Кто только не замахивался на белорусскую землю! С давних времен чужеземные захватчики жадно засматривались на территорию, по которой проходили торговые пути с запада на восток, с Черного моря до Балтики. И не только присматривались, но и огнем и мечом хотели покорить ее. Были тут шведы и поляки, французы и немцы.

Вечной памятью о героической борьбе белорусского народа с захватчиками служат курганы и памятники. На странице «История» газета «К-И» открывает серию публикаций об исторических памятниках Кобринщины. Многие жители считают своеобразной визитной карточкой нашего города памятник русским воинам, одержавшим первую победу в войне 1812 года. Гости города Кобрина не упускают возможности посетить это историческое место, но далеко не всем известно о его непростой судьбе...

Спустя три недели после вторжения наполеоновских полчищ в Россию боевые действия завязались на юго-западе Белоруссии. Здесь оперировали части 3-й русской армии под командованием генерала А.П.Тормасова. Им противостояли 7-й корпус «великой армии», возглавляемый генералом Ж.Ренье, и австрийский корпус генерала К.Шварценберга.

На третий день после вероломного нападения французской армии на Росию, 15 июля (по новому стилю - 27), в Кобрине произошел бой с занимавшим город отрядом генерала Кленгеля, который закончился полным разгромом противника, потерявшего до тысячи солдат. В плену оказались 2 генерала, 76 офицеров и 2 382 солдата. Победителям достались 8 пушек и 4 знамени (из них 2 находятся у могилы М.И.Кутузова в Санкт-Петербурге). В честь этих событий со стен Петропавловской крепости был дан первый в ту войну победный салют.

Торжественно отмечаемый в России 100-летний юбилей Отечественной войны 1812 года дал повод для сооружения множества памятников на местах сражений. Было принято решение увековечить и Кобринскую победу. Для сбора средств на кобринский памятник проводилась подписка среди личного состава воинских частей, предки которых принимали участие в бою.

Закладка памятника, автором которого был архитектор Д.Марков, состоялась в самую годовщину боя, тогда как открытие произошло осенью того же года в весьма торжественной обстановке, в присутствии знаменных взводов полков, участвующих в его возведении.

Сооруженный в центральной части Кобрина памятник состоит из гранитного постамента в виде скалы, увенчанной большим бронзовым орлом с широко распростертыми крыльями. Клювом и когтями орел разрывал лавровый венок с латинской буквой N посередине, символизирующий начало конца победных успехов самонадеянного корсиканца. На лицевой мраморной доске высечено: «Русским воинам, одержавшим победу над войсками Наполеона в пределах России 15 июля 1812 года». Одна из двух боковых досок посвящена перечню полков-участников боя, тогда как на второй дан список воинских частей, сооружавших памятник. На постаменте установлены в ряд четыре тяжеловесные мортиры того времени с пирамидками пятипудовых бомб.

Однако в первозданном виде памятнику суждено было простоять только до Первой мировой войны. Захватившая в августе 1915 года Кобрин вильгельмовская солдатня осквернила памятник воинской славы: орел был отправлен на переплавку, обе боковые мемориальные доски разбиты, чудом уцелела только лицевая мраморная плита. Впоследствии польская администрация вместо убранной лицевой мемориальной мраморной доски установила аленькую бетонную плитку с текстом: «Кобрынь одебраны москалем 13 вжесьня 1920 р.»

Очередная пауза в непростой истории памятника затянулась до середины 30-х г.г., когда разыгрался анекдотический скандал. В ночное время местный мелкопоместный шляхтич Остромецкий самовольно укрепил на пустующем постаменте небольшой, так называемый кабинетный, бюстик Т.Костюшко. Это самоуправство вызвало немалый конфуз и переполох среди городских властей.

Пан Остромецкий за дерзкую самонадеянность поплатился непродолжительным арестом. И, тем не менее, свергнуть бюстик легендарного героя ни у кого не поднялась рука в течение ряда месяцев. Смехотворное несоответствие монументального постамента маленькой скульптуре вызвало град острот и колкостей в адрес беспомощных властей. Наконец был найден выход из щекотливого положения: бюстик был заменен другим, более соответствующих габаритов. Ранее этот бюст находился в зале заседаний поветового сеймика, отлитый местным скульптором Б.Видацкой. Примечательно, что и на сей раз «смена караула» была произведена по методу Остромецкого, втихую, без намека на какую бы то ни было официальную церемонию. Мало того, никто даже не подумал снабдить обновленный памятник соответствующей мемориальной доской, оставив прежнюю неказистую табличку. В таком виде массивная голова героя простояла вплоть до 1951 г.

В канун 140-летия Отечественной войны решено было восстановить изначальный облик памятника. Так, по замыслу скульптора М.Керзина, создавшего новый вариант бронзового орла с неповрежденным лавровым венком без вензеля Наполеона, этот венок венчает славу русского оружия в этом бою.

 А. Мартынов

Мартынов, А. Непростая судьба главного памятника города: исторические памятники Кобринщины / А. Мартынов // Кобрин-информ. 2010. – 16 сентября. – С. 6.