Versão em português 中文版本 日本語版
Polish version La version française Versione italiana
Русская версия English version Deutsch Version

Трагедия сентября 1939 года

Рассказ о том, как Кобринский 83-й сибирский пехотный полк им. Ромуальда Траугутта погиб в сентябре 39-го, защищая Кобрин от нацистов. И как незаслуженно почти 70 лет об этом молчали. И только в августе 2008 года начаты работы по эксгумации останков захоронений польских военнослужащих беларускими поисковиками и польскими археологами.

I
История создания Кобринского полка
Жителей Кобрина очень удивило прибытие в город в декабре 1920 года стрелкового полка Сибирской бригады. Особенно название. Но с этого времени судьба полка до конца была связана с кобринской землей. На полковом знамени в его углах находилось сокращенное «Сиб», на груди польского орла была помещена прежняя нумерация полка «2-ой» и новый порядковый номер - 83. А история такова.

В 1917 году на территории России из пленных частей немецкой армии выделили славян, насильно воевавших против России, главным образом чехов и поляков, которые к концу 1918 года получили свободу и денежные средства. Однако поляки стремились на родину. И после долгих мытарств 1 июля 1920 года корабль с «сибиряками» прибыл в Гданьск. А в декабре 1920 года часть «сибиряков» прибыла в Кобрин, где из местных набрались новобранцы и началась служба в военном беларуском формировании в составе Польского государства.

II
События сентября 1939 года

Весной 1939 года Польша начала проводить скрытую мобилизацию, и в армию призвали тысячи беларусов и украинцев (пятая часть личного состава Польской армии). Когда 1 сентября 1939 года Германия без объявления войны напала на Польшу, часть удара нацистов приняли на себя беларусы и украинцы.

В тот же день, 1 сентября, фашистские самолеты появились и над Кобрином. А 11 сентября танки Вермахта подошли к Варшаве, 13 сентября были у стен Брестской крепости, 14 сентября захватили Жабинку, а 15 сентября появились в окрестностях Кобрина. За танками шла моторизованная немецкая пехота. 17 сентября немцы появились на западной окраине Кобрина, где встретили яростное сопротивление солдат 83-го полка им. Р. Траугутта.

Первой пала «Губерния» - окраина города. Она не раз переходила из рук в руки. В этом бою погибло около сотни польско-беларуских пехотинцев, которых позже там и похоронили в братской могиле.

Одновременно шли бои в городе со стороны Бреста, по шоссе. Полк защищал свой город, своих родных. Но атаки защитников захлебывались в крови. Немцы к ночи, получив подкрепление, овладели полем боя. С обеих сторон погибли до тысячи человек.

Весь день 18-го немцы увозили своих убитых и раненных в Германию. Наши погибшие пехотинцы лежали в окопах. Живые оставили оборонительные позиции и двинулись в южном направлении. 19 сентября ранним утром немцы вошли в Кобрин. 20 сентября было разрешено местному населению похоронить убитых. Всех, лежащих в окопах, там и засыпали.
А на другом конце района возле Антополя в эту же ночь советская разведывательная рота 32-ой танковой бригады взяла в плен около 500 польских солдат и 32 офицера, которые находились в железнодорожном составе. Рядовых разоружили и отпустили, офицеров направили в НКВД. Но произошло непредвиденное. В Антополь ночью на 21 сентября вторгся неизвестный польский отряд и разгромил советский гарнизон. Это был дерзкий и серьезный бой в тылу советской армии.
А 22 сентября в Кобрин вошла Красная Армия, по шоссе со стороны г. Береза. Но возле моста через Мухавец остановилась - мост был разрушен. В противоположной части города стояли немцы. Но где-то в 16 часов 22 сентября с левобережной части города под белым флагом через возведенный немцами понтонный мост к красноармейцам направилась немецкая делегация. Вероятно, вели переговоры о передаче города, так как на рассвете немцы Кобрин оставили.

И началась «зачистка» образца 39-го: начались аресты и массовые расстрелы отбившихся польских солдат. 26 сентября возле д. Мокраны были расстреляны пинские моряки. В собственном доме под Кобрином расстреляли генерала в отставке, старика Станислава Довойно-Саллогуба. Там же в плен взяли еще одного генерала в отставке - Леонарда Скерского. И таких расстрелов и арестов были тысячи …

Однако вернемся к тем польским военнослужащим, которые в ночь на 19-ое, обойдя Кобрин, двинулись в южном направлении. Об их судьбе мне рассказали еще живые свидетели той трагедии возле д. Подземенье - П.П. Рыбчук и Н.А. Прокопчик.

В то время леса наполнялись бандитами - всякого рода уголовниками и украинскими националистами. Под Кобрином действовала банда Саввы Дронюка, из местных. Банда именовала себя «отрядом самообороны». Эти бандиты когда хитростью, когда силой заставляли разоружаться отбившихся от своих польских военнослужащих и полицейских. Длилось это недели две. От рук бандитов погибли, как выяснилось сегодня, более сорока человек, в том числе три женщины. Как говорят живые еще свидетели, женщины были «несговорчивые». Всех их бандиты грабили, а затем расстреливали за деревней в глубоком рву, едва присыпав землей.

Штабисты 83-го полка отошли от Кобрина километров на пять и остановились у фольварка Рынковичей, недалеко от д. Буховичи, в километре от трассы (ныне Брест - Москва). Там и просидели до 22 сентября. А когда увидели, что по трассе в сторону Кобрина движутся танки с красноармейцами, то направились туда, но на полпути были остановлены местными из «отряда самообороны». Несколько танков остановилось, начался разговор. Вдруг кто-то из бандитов случайно выстрелил и ранил красноармейца. Тогда танкисты без разбора начали стрелять в безоружных штабистов. А затем уже раненных их добили бандиты.

Это видели два брата Матвейчуки, и эту историю поведали мне. Им на то время было по 12 лет. Они недалеко пасли коров и из кустов наблюдали эту трагедию. Местные затем захоронили убитых у шоссе, в придорожной канаве.

Поисковый отряд в прошлом году искал у дороги, но ничего не нашел. А не нашли потому, что дорожное полотно расширяли, и не раз. И уже точно не в придорожной канаве, а под слоем асфальта лежат те штабисты, которые с миром шли навстречу Красной Армии в том далеком сентябре 1939 года.

III
Раскопки захоронений

В августе 2008 года специалисты 52-го специализированного поискового батальона Вооруженных сил Беларуси совместно с археологами из Польши провели раскопки захоронений возле деревни Подземенье, что в 20 км от Кобрина, и на кладбище возле Петропавловской церкви г. Кобрина. В настоящее время раскопки ведутся в городском парке, когда-то окраине города, под названием «Губерния». И вот, что предстало перед глазами поисковиков.

1. Деревня Подземенье
В овраге возле деревни в зарослях кустарника на глубине не более метра были обнаружены останки трех женщин и сорока мужчин, по сохранившимся фрагментам польской униформы - военнослужащих и полицейских.

Для этого захоронения характерен необычный способ убийства людей. Вначале их ставили на колени, подходили со спины и расстреливали сверху вниз. (Банду убийц возглавлял бывший тюремщик.) Как говорят поисковики, такое они увидели впервые, хотя раскопками занимаются уже 13 лет.

Найдено много пуговиц, жетонов 14-ой комендатуры, жетоны бойцов 83-го полка. Найдено много гильз польского и французского производства винтовок «Лебель» и «Маузер». Хорошо сохранилось польское адвокатское удостоверение в твердой обложке с датой выдачи 18 июня 1936 года.

Найдены личные вещи: золотые часы, два обручальных кольца с гравировкой, другие женские украшения из золота (похоже, бандиты не досмотрели). Интересен и еще один факт. Одним наручником были скованы два человека. Всего найдено 259 находок, в том числе 12 изделий из драгметалла.

2. Братская могила возле церкви
Здесь захоронены 14 польских военнослужащих 83-го полка им. Р. Траугутта. Погибли они в неравном бою с нацистами 17 сентября, защищая родной город от немцев. Захоронение происходило 18 сентября. Хоронили местные. Отпевал погибших местный ксендз Вольский. Братская могила была вырыта возле самой дороги на старом кладбище в нескольких метрах от Петропавловской церкви. Как говорили очевидцы, этих военнослужащих привезли из «Губернии». Похоже, что оставшиеся в живых однополчане переоделись в гражданскую одежду, смешались в толпе, отобрали из погибших своих знакомых и похоронили их по христианскому обряду, надеясь на вечный покой …

Но и эти кобринские захоронения тоже необычны. В братскую могилу положили 14 погибших в полной боевой экипировке: с саперными лопатами, топориками, винтовками, флягами, в касках. В могилу опустили пять ящиков с патронами …

Здесь же поисковики нашли пуговицы от мундиров, каски, три жетона, нательные серебряные крестики, медальон «Матерь Божья», почтовую открытку, на обратной стороне которой имя - Василий Наливайко, Пинск.

И еще интересный факт. На жетонах военнослужащих кроме номера жетона стоят еще начальные буквы принадлежности к вероисповеданию: католик, православный, иудей.

3. О братской могиле в парке
Раскопки в парке шли несколько недель, но результаты были неутешительные. Не потому, что в парке нет захоронений, а потому, что никто за прошедшие 70 лет не обозначил их мест. А мог, даже по долгу службы.

А теперь мы - это я с энтузиастом Виктором Патсюком и археологами группы - свозим в парк всех старожилов города, свидетелей той трагедии. Но… прошло 70 лет, парк настолько изменился, та солнечная поляна заросла деревьями, и потерялся ориентир. Однако не потерялась надежда найти…

IV
В заключение

Дело чести нашего государства - содержать в благопристойном состоянии все захоронения не только солдат и жертв последней войны, но и неизвестные могилы Первой мировой, старинные кладбища, где лежат наши предки, наши родственники, а также могилы наших бывших врагов. Наверно, уже хватит воевать с мертвыми.

Чем мы хуже Европы? А ведь там могилы советских солдат в идеальном состоянии, хотя для них они были врагами. Нужно это и для того, чтобы не было стыдно, когда еще живые родственники участников Второй мировой войны из старых извещений вычитывают места гибели своих близких, а при запросе наша сторона стыдится сказать правду. Такая история произошла пару лет назад в д. Бельск Кобринского района, когда захоронение венгров (где-то 1942-43 гг.) местные строители разобрали на подсыпку для строительства новой школы. Школы - в буквальном смысле - на костях мертвых…

В раскопках в Кобрине принимали участие археолог 52-го батальона Вадим Томилин, капитан батальона Павел Галецкий. С польской стороны: профессор Торуньского университета им. Н. Коперника Анджей Кола с помощником Матеем Данцевичем.

На этой земле не было ни могильного камня, ни христианского креста по защитникам Отечества и безвинно погибшим в той страшной войне. Теперь, после эксгумации, останки похоронены на кладбище возле Кобринского костела. А в недалеком будущем, как пообещала польская сторона, группа польских архитекторов займется разработкой проекта памятника. После согласования с Министерством культуры РБ этот памятник будет установлен. Остается надежда, что все же часть останков удастся идентифицировать и разыскать родственников погибших. Тем более что большинство из них были местными.

* * *

Пока шла работа над этой статьей, были расшифрованы фамилии трех жетонов польских военнослужащих, погребенных возле церкви: это Зайковский, Мотыко и Липа, все католики. По сохранившейся фамилии на фото под стеклом нашлась дочь погибшего военнослужащего. Ведутся переговоры о передаче останков родственникам для погребения по их пожеланию.

Но самая интересная новость такая. Пани Ариадна Телеман, которой за 90 лет, уроженка и жительница Кобрина, 5 сентября 2008 года нашла список семидесятилетней давности, с 86 именами и фамилиями военнослужащих 83-го полка им. Р. Траугутта, которые захоронены в парке и которые погибли там в сентябре 39-го, защищая город от немцев. Она, тогда еще молодая женщина, с такими же энтузиастами, как сама, собрала имена погибших путем опроса и сумела сохранить их до нашего времени. Низкий ей поклон.

Нас не покидает надежда найти братскую могилу в парке, и мы обратились к польской стороне с просьбой поставить памятный знак на месте боя 83-го полка. Наше предложение поляки приняли.

Аналитическая газета «Секретные исследования», №19, 2008