Versão em português 中文版本 日本語版
Polish version La version française Versione italiana
Русская версия English version Deutsch Version

Забытые герои Кобрина

Наша читательница Нина Григорьевна Марчук из Кобринского района Брестской области - в прошлом журналистка, ныне на пенсии, краевед. Она прислала нам свое интересное расследование - о судьбе воинов-антифашистов Кобрина, погибших в сентябре 1939 года. Это были кобринчане, защищавшие город от немецких оккупантов в первые недели Второй мировой войны в составе 83-го Сибирского пехотного полка им. Ромуальда Траугутта; ныне они незаслуженно забыты.

Создание кобринского полка
Нина Григорьевна пишет: «Когда в декабре 1920 года в воинскую часть г. Кобрина прибыл на постоянное место дислокации 2-ой стрелковый полк Сибирской бригады, местных жителей это удивило. Особенно его название. Но с этого времени судьба полка была связана до конца с кобринской землей. На полковом знамени в его углах находилось сокращенное «Сиб», на груди польского орла была помещена прежняя нумерация полка «2-ой» и новый порядковый номер - 83».

История полка такова. В 1917 году на территории России из пленных частей немецкой и австрийской армий выделили славян, насильно воевавших против России: главным образом, это были чехи и поляки. Последние создали Союз военных поляков, после февраля 1917 г. они получили полную личную свободу и денежные средства. К концу 1918 г. они (всего до 12 тысяч) под командованием польского офицера Валериана Чумы получили задание оборонять дороги, ведущие на восток от Новосибирска. Обучение в отрядах проводилось, согласно правилам, принятым в Польских легионах.

В ноябре 1918 власть в Сибири перешла Колчаку, туда прибывают союзники России - военная французская миссия. Чехи уже не руководили подразделениями других национальностей, а командование поляками осуществлял Национальный комитет, затем была образована польская дивизия во главе с полковником Казимиром Румшей.

Поляки стремились отныне вернуться на родину, однако путь через европейскую часть России преграждали большевики, которые видели в польской дивизии «буржуазную угрозу». Часть дивизии большевики смогли захватить в плен, офицеров посадили в лагеря, а рядовых, отказавшихся вступить в Красную Армию Льва Троцкого, наказали каторжной работой в угольных шахтах. Но часть дивизии смогла уйти через Манчжурию и Харбин, и 15 апреля 1920 года судно с тысячью офицерами и солдатами разбитой дивизии взяло курс на Гданьск - через Сингапур и Атлантику.

К этому времени уже шла к концу война между РСФСР и Польшей. Напомню, что в ноябре 1918 года капитулировала Германия, и по итогам мирного договора окончательно подтверждался суверенитет стран, созданных на руинах Российской империи: это Финляндия, страны Балтии, Польша, БНР, УНР и т.д. Дождавшись капитуляции Германии, РСФСР отказывается признавать итоги мирного договора и вероломно нападает на соседние страны (хотя, например, РСФСР официально признала УНР). В конце 1918 - начале 1919 года войска Троцкого преодолевают героическое сопротивление армии Белорусской Народной Республики, оккупируют Минск, арестовывают всенародно избранные белорусские органы власти и захватывают в состав РСФСР три губернии БНР: Смоленскую, Витебскую и Могилевскую.

Правительство Польши, тоже не желавшее признавать белорусскую государственность БНР и настаивавшее на присоединении БНР к Польше, уже с запада нападает на наше государство, вводя войска в практически не охраняемые земли - ибо все силы были брошены против восточного оккупанта. В итоге армия БНР была разгромлена с двух сторон, а войска РСФСР и Польши вошли в соприкосновение на белорусской земле: так российско-белорусская война 1918-1919 гг. обретает характер российско-польской войны. Ее, кстати, историки СССР лживо именовали «советско-польской войной», хотя называть ее так никак нельзя - ибо СССР был создан только в 1921 году и никак не мог вести какие-то «войны» за три года до своего создания.

1 июля 1920 г. корабль с «сибиряками» прибыл в Гданьск, 14 августа они обрели боевое крещение на польской земле, одержав победу над наступающими войсками РСФСР, стремившимися ликвидировать Польское Государство.

Как пишет Нина Григорьевна, 20 декабря 1920 года Сибирская бригада была преобразована в пехотную дивизию. Полки получили нумерацию и были распределены по гарнизонам: 83-й пехотный полк - под Кобрин. Командование и штаб дивизии находился в казармах в Кобрине, дивизия подчинялась командованию окружного корпуса в Бресте.

На этом, собственно, кончается история подразделения как польского - и начинается с 1920 по 1939 его история как подразделения уже белорусского, ибо для службы в 83-м пехотном полку им. Ромуальда Траугутта набирались новобранцы именно из Кобрина. Через службу в этом, фактически, территориальном военном белорусском формировании в составе Польского Государства прошло огромное число кобринских мужчин.

Защита Кобрина от нацистов в 1939 году
Жители Кобрина вспоминают, что до 1939 года жили богатой и счастливой жизнью - пока не пришли оккупанты. Весной 1939 г. Польша начала проводить скрытую мобилизацию, в армию были призваны около 250 тысяч украинцев и белорусов (с их 11-миллионного населения в Польше), составивших около пятой части в личном составе Польской Армии, в том числе около 10 тысяч белорусских офицеров-резервистов. Чаще белорусов и украинцев отправляли служить в части, дислоцируемые на западных границах, поэтому 1 сентября 1939 года, когда Германия без объявления войны напала на Польшу, основную часть нацистского удара приняли на себя белорусы и украинцы.

В этот же день, 1 сентября, фашистские самолеты появились и над Кобрином. Наведение фашистских бомбардировщиков, сбрасывавших бомбы на Варшаву и другие города Восточной Польши и Западной Беларуси (включая Брест и Кобрин) осуществлялось радиомаяком из Минска - согласно договоренности между СССР и Германией. Еще через несколько дней в Кобрин возвращается часть новобранцев, мобилизованных накануне: для них на брестских складах не нашлось ни оружия, ни обмундирования.

11 сентября танки Вермахта подошли к Варшаве, а 13 сентября были уже у стен Брестской крепости. Мы хорошо знаем об обороне Брестской крепости в 1941 году, но практически ничего - о ее обороне от нацистов в 1939 году. Но вот ведь парадокс: оба раза Брестская крепость героически оборонялась от того же самого 19-го танкового корпуса Г. Гудериана, в 1939 году защитники ее удерживали несколько суток и сожгли немало нацистских танков - но имен этих героев у нас никто знать не желает.

Передовые танковые части нацистов, обойдя Брест, захватили Жабинку и через пару дней были в окрестностях Кобрина, затем двинулись к Барановичам. За танками шла моторизованная немецкая пехота.

17 сентября (в день начала советской оккупации) немцы появились на западной окраине Кобрина - где встретили яростное сопротивление. Бой дал 83-й полк им. Ромуальда Траугутта. Наша читательница сообщает, что сегодня еще живы несколько свидетелей тех событий, их имена мы назовем дальше.

Нина Григорьевна пишет:
«Первой пала «Губерния» - окраина города Кобрина. Оказавшись в самом центре событий, она неоднократно переходила из рук в руки. В ожесточенном бою погибли около 200 пехотинцев 83-го полка, многие среди них - местные. Одновременно шел бой и в другой части города, по обратную сторону от канала Бона, со стороны Бреста, по шоссе. Полк, состоящий из местных парней, защищал свой город, своих родных. Но что могли сделать карабины против автоматов и пулеметов? Атаки защитников Кобрина захлебывались в крови, хотя и немцы успеха не достигли. И только к ночи, получив подкрепление, немцы овладели полем боя. С обеих сторон погибло около тысячи человек.

Всю ночь после боя жители Кобрина ожидали фашистов, дрожа от этой мысли. Но потрепанные немцы развернули свои палатки в пригороде, хотя танки и мотоциклисты проскочили весь город и район в направлении Барановичей. Возвращаясь, танки остановились в пригороде - у деревни Буховичи.

Немцы своих раненных после боя увозили в Германию. За Буг увезли и часть убитых. Наши погибшие пехотинцы лежали в окопах. Немцы не оказывали препятствий, и местные жители начали сами хоронить бойцов 83-го полка. Тех, кто погиб в «Губернии», похоронили в парке, в братской могиле. Сегодня этот безымянный и никому не нужный бугор размером 60 на 70 метров зарос сорняками и травой. Но угадывается по трем старым деревьям недалеко от нынешней танцплощадки. Вот наша благодарность: плясать на костях защитников Кобрина, погибших от рук фашистов. Трудно назвать нормальным, когда городские власти устраивают танцплощадку над братской могилой кобринского солдата.

Тех, кто погиб возле Боны, так и похоронили в их окопах. Судьба этой братской могилы еще более трагична: когда в 70-е там началась стройка, кости вырыли бульдозером и выбросили как мусор. Но еще живы свидетели, и они могут показать эти братские могилы».

Наша читательница добавляет, что в тот сентябрь немцы не успели вывезти всех своих убитых, так как 22 сентября в Кобрин вошли войска СССР. Немцы убитых сложили в братскую могилу возле шоссе (напротив нынешнего хлебозавода), а весной 1940 вернулись за телами, выкопали их и в крытых автофургонах увезли за Буг.

В общем, немцы проявили куда большее внимание к своим погибшим, чем новые власти Кобрина.
…Выжившие защитники Кобрина ушли от немцев в пригородные леса, разбившись на группы. Об их дальнейшей судьбе рассказали Нине Григорьевне свидетели тех событий - П.П. Рыбчук и Н.А. Прокопчик, жители деревни Подземенье Кобринского района. В то время леса наполнились бандами всякого рода уголовников и украинских националистов, ненавидевших Польшу и симпатизировавших советско-фашистским союзникам. Под Кобрином действовала банда Саввы Дронюка, который свою банду именовал «отрядом самообороны». Сии бандиты хитростью заманивали группы бойцов 83-го полка, разоружали их и расстреливали в овраге на местном кладбище в д. Подземенье, что в 15 км от Кобрина. Длилось это в течение около двух недель. От рук банды погибло около 70 человек - включая и местных жителей, которых бандиты нагло грабили.

Штабисты 83-го полка успели отойти от Кобрина километров на пять, их было человек 7-8. Остановились возле Рынкевичей, что в километре от трассы на Минск. Так и просидели там до 22 сентября. Увидев, что по трассе в сторону Кобрина движутся танки с красноармейцами, они пожелали сдаться Красной Армии, но на полпути были остановлены отрядом самообороны из д. Буховичи. Их разоружили и под стволами винтовок повели к шоссе.

Несколько советских танков остановились, начался разговор. Бандиты самообороны стали требовать расстрелять штабистов как «белополяков». Красноармейцы не понимали просьбы и разводили руками. Вдруг кто-то из бандитов случайно выстрелил, танкисты начали стрелять в безоружных штабистов. А затем молча завели моторы и уехали в сторону Кобрина. Все это видели два пастушка, которые сидели в придорожных кустах; им тогда было лет 12. И только к вечеру пришли уже другие мужчины из д. Буховичи и кое-как засыпали кобринских воинов землей в придорожной канаве. Эти свидетели еще живы - это Алексей и Сергей Матвейчуки.

Итог таков: практически все бойцы 83-го кобринского пехотного полка погибли - или в боях с немцами за свой город, или от рук бандитов. И НИ ОДИН из погибших ДО СИХ ПОР не похоронен по-человечески, все лежат безвестно по сей день или в канавах, или под танцплощадкой, или в иных местах в Кобрине и вокруг него.

Нина Григорьевна пишет: «Поднять из небытия эти события меня просили свидетели тех трагических дней и те, кто слышали от этом от своих родственников. Мы просим об одном - давайте установим памятные знаки на местах захоронений солдат 83-го полка».

Нина Григорьевна благодарит всех, кто помогал ей в этом расследовании. И особо: Патенка В.С., Сущупа А.М., Плиско Н.М., Хаританюка В.И. и других. Свое письмо наша читательница заканчивает такой справкой: «Указом президента Республики Польша в 1994 году Польское Государство отметило своих военнослужащих медалью «За участие в оборонительной войне 1939 года». В их числе было и 65 жителей Кобрина. Все их фамилии известны, но…. Но кому известна их дальнейшая судьба?»
* * *
Вообще говоря, история с 83-им кобринским полком мне кажется, в известной мере, как бы «выпадающей» из общего хода событий сентября 1939 года. Как известно, немцы хвастались своими малыми потерями в Польской кампании, однако в Кобрине они понесли существенные потери - несколько сот убитых, которых не смогли вывезти сразу и вывозили еще и в 1940 году - факт уникальный!

Могу предложить такое объяснение. 17 сентября солдаты 83-го полка еще не знали о нападении с востока Красной Армии и потому были совершенно уверены, что фашисты собираются полностью оккупировать всю территорию Польши, включая Западную Беларусь. А поскольку полк почти целиком был сформирован по территориальному принципу из жителей Кобрина, то солдаты и офицеры полка решили: умрем - но фашистов в город не пустим. Ибо отступать им было НЕКУДА - их семьи были в Кобрине, куда-то дальше бежать бессмысленно, ибо город со всех сторон окружен немцами.
Не исключаю и той версии, что воины 83-го полка могли узнать о нападении СССР - и в таком случае могли наивно ждать из-за царившей тогда неразберихи, что Красная Армия, войдя в соприкосновение с немцами, вступит в войну: мол, «СССР идет спасать Польшу от фашистов», «давайте продержимся пару дней». Ведь именно такую иллюзию питал в безвыходности до последней минуты польский маршал Э. Рыдз-Смиглы, отдав приказ: «С Советами в бои не вступать, оказывать сопротивление только в случае попыток с их стороны разоружения наших частей». Маршал, ничего не знавший о секретном Протоколе Молотова-Риббентропа, наивно ждал, что советские войска могут вступить в бои с немецкими войсками. Чего в принципе произойти не могло. Это - утопия, соломинка. Но в нашем случае, думаю, вовсе не она определила героическое сопротивление бойцов 83-го полка, так как из-за полного хаоса в связи между штабами сей приказ маршала вполне мог и не дойти до штаба полка: вспомним, что Кобрин был еще ранее полностью окружен немецкими танковыми подразделениями, абсолютно изолирован.

Поэтому, видимо, следует это учитывать: полк находился в полном окружении - и выбрал себе тот путь, который подсказывала Честь солдата: умереть - но не сдаваться. Тем более что солдаты буквально воевали здесь за свой город, за свою Родину, за свои семьи.

Артем ДЕНИКИН
«Аналитическая газета «Секретные исследования», №9, 2007

 

Материалы



Наши партнеры

Кобрин, Беларусь, Достопримечательности, Интересные места