Versão em português 中文版本 日本語版
Polish version La version française Versione italiana
Русская версия English version Deutsch Version

Кобринский ключ

Кобрин относится к числу старейших подселений в крае. В Ипатьевской летописи (1287) упоминается, что город Кобрин, расположенный на севере Волынской земли, за Припятью, был владением владимиро-Волынского князя Владимира Васильевича, который в 1286 г. завещал двумя тестаментами Кобрин и Городец во вдовий удел супруге своей Ольге Романовне. С первой половины XVI в. город в составе ВКЛ. В одном из документов за 1366 г. владельцем Кобрина указывается князь Ольгерд. От него перешел сыну князя Федора Ратненского. В 1404 г. Грамоту Витовта на владение Кобрином, Грушевом, Несухаижами, Милановичами получил Роман, один из трех сыновей Федора. Роман явился родоначальником рода князей Кобринских, а брат Сангушко — рода Сангушко. Примерно до конца XV в. князья Кобринские герба Погоня владели Кобринским княжеством: Семен Романович, женатый на Ульяне, дочери князя Семена Гольшанского, а затем Иван Семенович, женатый на Федоре Рогатинской, известный по строительству православных храмов.

Иван Семенович третью часть наследственного и вотчинного имения в Кобрине завещал жене Федоре. Дарственная была подтверждена грамотой короля Александра от 4 июня 1507 г.. Известен фундуш княгини Федоры, написанный в Кракове, на монастырь св. Спаса, который она осуществила, выполняя желание покойного. Княгиня записала «... десятину иъ Святому Спасу к Кобриню и зъ млина, што на ръцъ на Кобринеи, десятую мърку отъ жита, десятую копу въ Кобрини и отъ ярины всякое десятую копу у Кобрннижъ;... двъ корчмы вольныхъ въ Кобрини, село Корчичи и зо всими доходы, изъ даню, изъ полюдемъ, и зъ грошми, и зо всеми тыми доходы», приложив на то свою печать. В 1512 г. король Сигизмунд I Старый подтвердил дарственную запись Федоры. Княжеское время Кобрина закончилось со смертью в 1518 г. княгини Анны Семеновны Кобринской, жены во втором браке королевского маршал ка Вацлава Костевича.

Богатое княжество давно привлекало внимание короля Сигизмунда I Старого и, согласно его привилею от 7 июня 1519г., оно становится староством во главе с новым владельцем — магнатом Вацлавом Костевичем. Фактически владение становится королевской вотчиной. Оно подчинялось королю, и правил староством со всеми княжескими имениями от его имени В. Костевич.

После смерти короля, согласно его другому привилею, староство в 1549 г. стало собственностью его жены, королевы и великой княгини Боны Сфорцы, дочери миланского герцога. Первоначально оно вошло в состав Подляшского, а затем в 1566 г. — Берестейского воеводства.

Королева заботилась о развитии своего имения, неоднократно приезжала в Кобрин, поощряла развитие земледелия, торговли, ремесел, строительство города. С ее хозяйственной деятельностью связано строительство канала на заболоченных землях (теперь юго-западная окраина города), который и по сей день называется каналом королевы Боны, а обширные королевские владения — экономией. Согласно Люстрации экономии, проведенной в 1563 г. Дмитрием Сапегой, имению принадлежало 130 волок земли, из них 78 подлежало оплате чиншом, 22 волоки были вольными от всяких оплат и повинностей. Кобрин имел шесть улиц (Чернавчицкая, Ратненскай, Пинская, Итальянская над р. Кобринка, Остромичская и Брестская (обе за р. Мухавец), четыре церкви, костел, деревянный замок, заметно разрушенный.

Имение продолжало успешно развиваться и при последующей владелице, королеве Анне Ягеллонке, дочери Боны и Сигизмунда I Старого, жене Стефана Батория. В 1589 г. Анна торжественно вручила жителям привилей на магдебургское право (самоуправление), подписанный новым королем Сигизмундом III Вазой (1587—1632). Кобрину даровались герб и печать. На территории Нижнего замка строится ратуша. Столовое имение короля становится самым крупным, включая около 800 га пашни и примерно 100 га сенокосов. После Анны (умерла в 1596) экономией владеет (1605—1635) Констанция Австрийская, жена Сигизмунда III Вазы.

Центральной усадьбой Кобринского староства, а затем экономии являлись замки: Верхний (Высокий) и Нижний (Пригородок). Время их строительства датируется примерно XIV в.. Построение укреплений известно по Инвентарям за 1549— 1597 гг.. составленным при ревизии Брестского староства, введенной в практику королевой Боной в 1549 г.. Верхний замок занимал возвышение с насыпным холмом — замковую гору (ныне сквер); замок Нижний располагался в пойме. На его месте расположены площадь Комсомольцев и собор Александра Невского. Собор построен в 1866 г. на могиле русских солдат, похороненных после боя 1812 г. На фасаде собора висела доска со словами: «Под сенью сего св. храма покоятся кости русских воинов-героев, павших в Кобринском бою 15 июля 1812 г».

Граница между замками проходила примерно по линии современного моста. Оборонительными рубежами этой довольно крупной фортификации XIV в. были Кобринка, впадающая двумя рукавами в Мухавец, заболоченные пойма и глубокий ров с северной стороны. Глубокий ров сохранился вдоль ограды собора Александра Невского.

Вход, возле которого возвышалась отдельно стоящая сторожевая башня (брама), вел в замковое укрепление по подъемному мосту через Кобринку. Последний проем моста был подъемным. Замок имел восемь башен. Вход на замковый двор шел через главную двухъярусную башню, в которой располагались стража и некоторые службы. Замок окружал паркан — тридцать две высокие стены — городни (специальные прямоугольные узкие срубы из бревен) между башнями, сложенными из дерева, земляной вал и ров. Во дворе имелся дом в виде терема со светлицами на втором этаже, коморами, коморками и разными другими помещениями на нижнем этаже. Окна светлиц имели оловянные оправы, железные решетки. Мебель состояла из дубовых, липовых, сосновых столов, скамеек, сундуков. Печи были обложены декоративными изразцами. С тыльной стороны дома располагался сад, несомненно, один из наиболее старейших в Беларуси. В саду росли сливы, груши и яблони, стояли пивницы, беседка (называемая крыльцом), спижарня с черной печью и небольшой дом. Второй плодовый сад располагался возле пивницы. В восточной башне замка (у правого рукава Кобринки) работала мельница. Дальше во дворе располагалось подворье, включающее конюшню и колодец.

Нижний замок, судя по Инвентарю за 1597 г., выполнял функцию административного двора староства, включал жилой дом старосты, три дома-флигеля, а также ряд хозяйственных построек. Рядом имелся замковый фольварк с набором основных сооружений того времени.

Ход в Верхний замок вел через одну из башен Нижнего замка по подъемному мосту с баней посредине, через опоясывающий ров (упомянутый выше) и ворота главной башни. В ней имелся подъемный механизм, который поднимал последний пролет моста. Стены замка были укреплены с внешней стороны земляной насыпью-бруствером. Нижние части стен не заполнялись землей и камнями, они служили коморами, а в их верхней части были устроены галереи с боевыми площадками, крытые дранкой. Сами башни завершались шатровыми крышами. Строения во дворе замка служили княжескими хоромами. В замке жил пушкарь, который содержал замковое оружие (два орудия, четыре пушки, пищали, ружья, железные и каменные ядра) и два ремесленника, которые ковали железные изделия.

Замковые укрепления начали постепенно разрушать в 1796 г. по указанию А.В.Суворова. Часть их некоторое время продолжала оставаться. В руинах замковых укреплений 15 июля 1812 г. капитулировал саксонский отряд генерала Кленгеля. Окончательно валы и замковая гора исчезли при прокладке Московско-Варшавского шоссе в 1840-е гг. Земля была использована для отсыпки дорожной насыпи.

С западной стороны к Верхнему замку примыкал Спасский монастырь, основанный в 1497 г. последним кобринским князем Иваном Семеновичем и его женой Федорой при деревянной церкви Спаса на левом берегу Мухавца. Монастырь имел сад и пруды. Согласно инвентарному описанию первой Ревизии 1549 г., в скарбце церкви, кроме разных культовых предметов, имелись иконы, писанные по золотому фону с подвесками из серебряных витых гривен и драгоценных камней. На церковных хорах располагалась библиотека. Она имела Евангелие древнего письма, окованные в серебро рукописные книги величиной в десть (самый большой формат того времени) и первые книги, печатанные кириллицей — «старадруки». Жилой корпус монастыря, построенный во второй половине XVIII в. в барочных формах, сохранился до наших дней (ул. 17 Сентября, д. 11). Фасад здания, судя по одной старой открытке, видоизменен. Не стало перед ним брамы, оформленной двумя высокими башнями с шатровыми завершениями и двумя низкими, фиксирующими боковые пешие проходы. По пересохшему и засыпанному руслу левого рукава Кобринки проложена улица 17 Сентября (бывшая Монастырская).

В XVIII в. Кобринская экономия перестала приносить доходы. В 1757 г. державна Ежи Флеминг слил воедино ее с Брестской экономией, упразднил войтовства и волости и ввел новую территориальную единицу — ключ. На месте прежней экономии возникло более двадцати ключей. Ключи Черевачицкий, Вежицкий, Литвинковский, Закросницкий, Тевельский, Иловский, Городецкий, Кобринский и ряд фольварков объединяются в более крупную административную единицу — губернию. Кобринская губерния на севере граничила с губернией Пружанской, с запада — с землями имения Киватичи, на юге граница проходила но р.Тростянка, а на востоке доходила до земель Антоноля и Дивина. В состав Кобринского ключа вошли Кобрин, девять сел и два фольварка. Город Кобрин, ослабленный войнами, эпидемиями и пожарами, в 1766 г. по указанию Станислава Августа Понятовского лишился городского самоуправления и был преобразован в обыкновенное земледельческое сельское поселение. После этих событий реорганизацией ключа занялся подскарбий BKЛ А. Тизенгауз, ведавший королевскими имениями. Административным центром ключа становится новая усадьба (фольварк), заложенная в 1768 г. по распоряжению А. Тизенгауза в одном километре от Кобрина. Из ратуши и замка в нее переместилась местная администрация. Длинная аллея соединила город с усадьбой и стала называться Губернской (ныне это ул. Суворова). Однако, несмотря на все старания подскарбия поднять доходность экономии, положительных результатов не было получено по причине сокращения численности населения, занятости людей на строительстве (с 1775) Днепровско-Бугского канала, называемого Королевским, и общим ухудшением ситуации в стране. В 1766 г. город лишился магдебургского права.

С 1795 г. Кобрин находится в составе Российской империи. Земли экономии с крестьянами были подарены или проданы частным лицам. Кобринский ключ с прочими ключами и селениями был пожалован Екатериной II «в вечное и потомственное владение» русскому полководцу графу А.В.Суворову (1729-1800) за ратные заслуги. В Кобрине А.В.Суворову достались территория с обветшалыми замками и усадьба, которые принял его поверенный полковник Корецкий, ставший управляющим имения. А.В.Суворов посетил его в конце 1795 г., возвращаясь из Варшавы. Замки были непригодны для жилья, и он остановился в усадьбе. Вторично А.В.Суворов приехал в Кобрин с верным денщиком Прохором в марте 1797 г. в штатском платье «мирного пахаря» без права ношения мундира, так как был отстранен от службы Павлом I.

Графа удручала отставка. Раны, полученные при дворе, говорил он, гораздо мучительнее полученных на войне. Владелец объезжал дарованные деревни, знакомился с имением. Его смущали значительные размеры владения, намного превосходящие родовое имение Кончанское в Новгородской губернии. Он приглашает к себе восемнадцать офицеров, подавших в отставку, определяет их на службу в имении, обещает наделить землею. Однако временный покой вскоре сменился очередными неприятностями. По распоряжению Павла I, прибывший 22 апреля 1797 г. курьер-чиновник тайной канцелярии Николев увозит фельдмаршала в Кончанское под надзор городничего Вындомского. Вскоре были арестованы и отправлены на допрос в Киев офицеры, осевшие в Кобрине, подозреваемые в подготовке заговора вместе с А.В.Суворовым.

Прошли 2 томительных года в Кончанском. По настоянию союзников России, воевавших с наполеоновской Францией, в 1799 г. А.В.Суворов назначается главнокомандующим русско-австрийских войск в Италии. После успешных швейцарских и итальянских походов по состоянию здоровья он не мог прибыть в Петербург, где ему готовили торжественный прием, а приехал в начале 1800 г. в Кобрин в сопровождении генерала П.И.Багратиона. Не теряя надежды на выздоровление, фельдмаршал говорил: «Мне надобна деревенская изба, молитва, баня, кашица да квас». Особенно любил пшенную кашу. Временами он вспоминал о боевых подвигах, диктовал историографу Е.Б.Фуксу заметки о своей последней кампании. В Кобрине испытал и большую радость — весть о рождении первого внука Александра. Владелец богатого имения, в котором числилось более 8 тыс. душ одного мужского пола, вел скромный образ жизни, ел постную пищу и, несмотря на возраст и положение, продолжал оставаться солдатом. Даже в стужу купался в пруду парка. На советы доктора одеваться теплее отвечал: «Я солдат». Регулярно посещал Петропавловскую церковь, построенную в XVI в., перестроенную в 1862 г. но проекту архитектора Венденбаума в традиционных формах деревянного зодчества, а в 1911 г. перенесенную на кладбище (ул. Первомайская). За ней сохранилось название Суворовская. Пел в хоре на клиросе, обладал приятным басом, любил звонить в колокола и поучать певчих хора. Подарил церкви несколько икон. Однако состояние здоровья не улучшалось. Фельдмаршала лечили войсковой фельдшер Наум и кобринский врач Кернисон. Обеспокоенный император писал ему «молю Богу, да возвратить мне героя Суворова» и прислал к нему 6 марта 1800 г. своего лейб-медика статского советника Е. Н. Вейкарта с особым рескриптом вместе с сыном Аркадием и племянником князем А. И. Горчаковым. Царские милости ободрили Суворова. Он поднялся с постели. На следующий день через город проходил сводный батальон Екатерининского и Московского гренадерских полков. Повеселевший генералиссимус, любивший преклонение перед своей личностью, приветствовал героев минувших военных баталий, которые прошли по Губернской улице. В конце марта А.В.Суворов навсегда оставляет имение.

Еще при жизни А.В.Суворов раздал часть имения своим приближенным, 450 десятин земли стали собственностью управляющего. Центральная часть с нарком и усадебным домом в 1808 г. была продана сыном Аркадием Г. Гельвичу. От него перешла Шатильским, которые в 1852 г., судя по одному из писем Адама Мицкевича брату Франтишку, продали их брату Александру (1801 — 1871). Семья Мицкевичей после ранней смерти отца (в 1810) оказалась в затруднительном материальном положении. Благодаря поддержке дяди ксендза Юзефа Мицкевича, Александр и Адам смогли учиться в Виленском университете, получали стипендию с условием обязательной службы после окончания учебы. Александр стал профессором права, работал в известной школе в Кременце, Киевском и Харьковском университетах. Был женат (1847) на Терезе (1813-1871), дочери Франтишка Тераевича из Новогрудка. После выхода на пенсию вернулся на родину с надеждой выкупить родительский дом Новогрудке, конфискованны за участие Франтишка в восстании 1830—1831 гг. Однако пришлось обосноваться в Кобрине. Купив имение, Александр писал Франтишку: « ... через сорок лет скитания по чужим краям, вновь в своем доме, правда не в родительском, так Бог распорядился, наградив нас другими заслугами. Наши родители тоже не в наследственном, а в приобретенном доме закончили свою жизнь, так и нам суждено. Мечтой моей жизни являлось желание к старости собраться вместе, но Бог пожелал забрать двоих с этого мира...». Он радуется возможности жить вместе с любимым братом. Однако так не случилось. Франтишек вскоре умер.

Мицкевичи жили в усадебном доме около пруда до 1873 г. Здесь Александром были написаны книги «Энциклопедия права» и «Курс римского права» (работы не были изданы). В период восстания он помогал материально повстанческому отряду Р. Траугутта. Сын Франтишек был его агентом. В прошлом Александр вместе с Францем Малевским, Николаем Малиновским, Игнатием Домейко, Домиником Ходькои другими студентами Виленского университета активно участвовал в деятельности товарищества филаретов, а с 1822 г. — филоматов, был арестован и отбывал срок в монастыре францисканцев. В 1871 г. Александра не стало.

В этом же году в возрасте 58 лет умерла жена. Имение перешло единственному сыну Франтишку (1841 — 1873), женатому на вдове Антонине Траугутт из Костюшко, дочери Александра, внучке Станислава Костюшко, чесника нарнавского, державны Сехновичей. Овдовев второй раз, Антонина продает часть имения Д.А.Зелинскому, женатому на М. А. Сковронской (из Верещако), родственнице Александра Мицкевича. Александр с женой и сыном покоится на старинном кладбище при Петропавловской церкви.

На могильной плите из песчаника установлен деревянный крест, оплетенный плющом и поддерживаемый рукой Ангела Смерти в длинном одеянии с опущенной головой. Изваяние изготовлено но проекту Андрея Прушинского из Варшавы. В 1890 г. часть имения (245 десятин) принадлежала Марии Сковронской, меньшей половиной (196 десятин) владел Генрих Мицкевич. Последней владелицей Кобринского ключа была Казимира Мария Зелинская.

До нашего времени дошел парк фольварка Губерния, заложенный в 1768 г. Хотя владельцы имения часто менялись, его планировочная структура, судя но кратким описаниям разного времени, продолжала существовать без коренных изменений. В. А. Алексеев, хорошо знающий жизнь и деятельность А.В.Суворова, ознакомившись с усадьбой в 1905 г., отмечал: «...небольшой, обнесенный жиденьким частоколом английский сад - десятины 1,5...», который окружали вал, ров и плодовые сады. Парк занимает ровную территорию, имеет симметрично-осевое построение, характерное для регулярных парков Беларуси XVIII в., вытянут вдоль оси в виде прямоугольника (схема). Основная композиционная ось ориентирована в направлении север — юг. С северной стороны (из города) в парк ведет широкая (10 м) липовая аллея, заложенная после 1905 г. на месте прежней из тополя черного 'Italica'. Ее продолжением является центральная парковая аллея. Она была оформлена в виде шпалеры из граба, которая подчеркивалась линейной, сравнительно редкой посадкой ели (через 6 м в ряду).

Усадебный одноэтажный деревянный дом располагался на основной оси за парадным партером в глубине парка. Дом был небольшим и стоял, согласно описанию В. А. Алексеева, одиноко. Замыкается композиционная ось вытянутым небольшим прямоугольной формы прудом в глубоких берегах, по газону которых растут одиночные клены, липы. От дома открывался вид на водоем с невысоким холмом на западном берегу (он сохранился). В перспективе просматривался канал, который соединялся с каналом Боны, отводившим воды в Мухавец.

По распоряжению А.В.Суворова служебные постройки выносятся за пределы парка, а недалеко от дома сооружается небольшая часовня. Были срублены усыхающие тополя въездной аллеи и проведена частичная перепланировка парка. В 1894 г. дом из-за ветхости сносится и строится новый (последний сгорел в 1939). На этом месте в 1950 г., в 150-ю годовщину со дня смерти А.В.Суворова, устанавливается бронзовый бюст работы скульптора И.М.Рукавишникова (отливка по оригиналу 1904). Его окружают ели колючие, два кипарисовика горохоплодных и туи западные.

Две аллеи, расположенные симметрично центральной, и поперечные аллеи образуют систему прямоугольных боскетов, которые являются основными объемно-пространственными элементами парка. Их прослеживается 16. но обсадка боскетов разновозрастная. Прежних липовых аллей вдоль боскетов не стало в годы 2-й мировой войны. Некоторые боскеты по диагонали перерезаны молодыми линейными посадками липы, клена остролистного. На газонах высажены одиночно или в виде небольших групп береза, клен ясенелистный, тополь канадский, клен остролистный, граб. Наиболее видоизменена последняя пара боскетов перед парадным партером с традиционным кругом. Симметрично дому в боскетах росли две липы. Они и еще три липы времени закладки парка сохранились. Одна липа в диаметре более метра (106 см) уже без вершины. Самый крупный экземпляр растет в боскете, его ствол дважды ветвится, развивая мощную крону.

Вокруг исторической части старого парка на площади около 60 га сформирован новый парк культуры и отдыха с элементами регулярной и пейзажной планировки. В основу его композиции положен большой водоем с двумя островами и мысом, который служит видовой площадкой. Водоем соединяется со старым каналом, с двух сторон которого заложены методом лесных культур насаждения дуба красного, березы, липы. Проложены новые дорожки. Построены павильоны.

Небольшой, около 1,5 га, старейший в Беларуси парк сохранил в общих чертах первоначальную барочную композицию, но, став частью городского парка, приобретал черты обычных заложений (асфальтирование дорожек, бордюры из бетона, произвольный ассортимент растений). Исторический парк имеет особую, мемориальную ценность.

По материалам А. Т. Федорука. Старинные усадьбы Берестейщины

Фотографии

Кобрин. Фрагмент парка. 2014 г.

Кобрин. Спасский монастырь

Надмогилье Мицкевичей

Контактная информация


Навигация



Поиск по сайту

Наши партнеры

Бенто Суши, Кобрин, Роллы, Суши, Беларусь