Versão em português 中文版本 日本語版
Polish version La version française Versione italiana
Русская версия English version Deutsch Version

Прогулка по Первомайской улице

(К Дню улицы 8 мая 1988 г.)

В отличие от других кобринских улиц, наименования которых менялись неоднократно, Первомайская в течение столетий была Пинской, сравнительно непродолжительное время (при польской администрации) она была улицей 3 Мая и лишь с 1939 года получила свое нынешнее название.



Что касается письменного упоминания, то оно впервые встречается в середине 16 столетия, когда королева Бона, владевшая в ту пору Кобрином, велела выделить участок под застройку на Пинской улице своему придворному ювелиру «неаполитанчику» (жителю Неаполя). Более обстоятельные данные встречаем в «Ревизии Кобринской экономии» 1563 года. Из этого документа мы узнаем, что на нашей улице имелось 78 строительных участков, из них 25 принадлежащих плебании (католическому духовенству). Здесь же упомянут дом игумена православного монастыря. По-видимому, эта улица являлась центром немногочисленной в то время еврейской колонии, которой принадлежало 18 домовладений.

В пятидесятых годах 20 столетия в связи с земляными работами улица была перекопана в самом начале. При этом на глубине двух метров обнаружились остатки древней бревенчатой мостовой. Любознательные землекопы попутно установили, что под верхним слоем бревен имелись дальнейшие (припомним попутно, что в Новгороде обнаружено до двадцати наслоений подобных мостовых). Приходится лишь сожалеть, что целенаправленные раскопки в Кобрине никогда не проводились.

Что касается частых в давние времена пожаров, то Пинская улица не являлась исключением и полностью выгорела в 1812 году. Последний памятный опустошительный пожар возник летом 1905 года в связи с волнениями среди запасных солдат, отправляемых в Маньчжурию. О масштабах пожара и понесенном ущербе свидетельствует официальное обращение о помощи погорельцам Пинской улицы, напечатанное в одном из популярнейших журналов «Ниве». Итак, после необходимого исторического введения отправимся в путь, обращая внимание на места и дома, связанные с какими-то людьми или событиями.

При взгляде на дом №3 припоминается, что в нем до 1939 года располагался магазин тканей, принадлежавший Санину, который учился в Берлинском университете. В 1941 году один из немецких военных комендантов, учившийся вместе с Саниным, завербовал его переводчиком. Использовав представленную возможность, при разборке советских документов Санин стал уничтожать бумаги, компрометирующие многих сограждан. Схваченный с поличным, он был немедленно расстрелян.

Дом бывшей связи принадлежал до 1915 года воинскому присутствию (военкомату). А в следующем за ним доме во дворе была казарма конвойной команды, в задачи которой входила охрана тюрьмы и конвоирование арестованных в Гродненскую губернскую тюрьму. Телеграфный столб напротив этого дома связан с событиями недавней истории. Осеню 1943 года подпольщик Тадеуш Горбатовский, входивший в диверсионную антифашистскую группу, пытался при помощи магнитной мины взорвать этот важный для немецкой связи столб, укрепленный на двух рельсах. Хотя один рельс был перебит взрывом, столб оказался невредимым на втором рельсе. Вскоре подпольщики были выданы провокатором, и в канун 1944 года Горбатовский с товарищами были повешены.

Продолжим наш поход. Припомним, что вплоть до 60-х годов мост через Кобринку был деревянным и многократно сгорал, а в то время памятного половодья весной 1958 года, когда поверхность его в течение недели стояла под водой, чуть вообще не был снесен разгулявшейся стихией.

В трех смежных домах возле Кобринки (11-12-13) до 1939 года прозябали три маленькие гостиницы. После войны в одном из них (№15) размещался кобринский горисполком. В 1942 году деревянный дом (№11) занимала гитлеровская офицерия. Заложенная рукой партизана в отверстие фундамента взрывчатка разворотила фасад дома и навела панику среди фашистов, среди которых было немало жертв.

Нынешний кинотеатр «17 Сентября ранее назывался по фамилии владельца «кино Эбрама». В августе 1944 года в этом здании происходило фронтовое совещание с участием маршала К.К. Рокоссовского. А вот несколько наискосок через улицу (№30) в годы оккупации был полицейский участок, поврежденный партизанской миной, подложенной связанным с местными партизанами полицейским.

У наших взыскательных современников может вызвать недоумение, что в довольно-таки непрезентабельном деревянном доме до 1939 года был самый «фешенебельный» в городе ресторан пани Карпинской. С одним из самых трагических событий истории Кобрина связан одноэтажный дом (№32), первоначально служивший еврейской больницей. В 1941-1942 гг. этот дом занимало центральное административное управление еврейского гетто, так называемый «юденрат».

Полагаю, что у сотрудников кожно-венерического диспансера вызовет удивление сообщение о том, что вплоть до 1939 года этот дом принадлежал клубу помещиков «Одродзенье». Здесь давались балы с обильным возлиянием. Следующим объектом нашего обзора следует назвать строение бывшей еврейской синагоги, выстроенной в первой половине 19 столетия на окраине тогдашней Пинской улицы.

Ну а в невзрачном деревянном домике (№67) в свое время была кустарная мастерская по изготовлению папиросных гильз, официально именуемая «фабрикой гильз» с 6-8 работницами. Подслеповатый домишко (№71), доживающий последние месяцы своего существования, связан с судьбой подпольной активистки КПЗБ Кати Гасилевич. В белопольский период она была узницей концлагеря Картуз-Береза. В предвоенное время возглавляла соседний детдом и была расстреляна гитлеровцами у стен нынешней милиции в первые дни войны.

В доме №85 до 1939 года обосновались католические монахи, организовавшие для местных сирот детдом, служивший целям ополячивания ребят. Здесь же была столярная мастерская, в которой учился будущий Герой Советского Союза В.Н. Кирманович. На месте нынешней спортплощадки СШ№2 ранее находилось старинное еврейское кладбище, давно упраздненное. В годы фашистской оккупации в школе размещался эскадрон конной жандармерии, предназначенной для борьбы с партизанами. А на заброшенном кладбище были выстроены большие конюшни. Местный земледелец Алексей Никонович Куреша, партизанский связной, подрядился вывозить навоз из конюшен, причем отравил свыше 70 лошадей, после чего ушел в партизанский отряд им. Чапаева.

Сквер на противоположной стороне улицы возник в послевоенные годы. До войны же здесь была торговая площадь, предназначенная для продажи дров, сена, соломы, стройлеса. А в одном из домов на углу сквера (№60) до 1939 года жили католические монахини уршулянки, организовавшие детсад для воспитания малышей в клерикально-националистическом духе.

В пятидесятые годы на месте бывшего торжища заложен сквер, которому присвоено имя командира 22-й танковой дивизии генерал-майора В.П. Пуганова, погибшего в бою под Кобрином 23 июня 1941 года. Здесь же он захоронен.

 Рядом находится могила Героя Советского Союза А.И. Морозова, погибшего в бою за освобождение Кобрина в июле 1944 года. В центре сквера на братской могиле советских воинов, освобождавших наш город, сооружен памятник с фигурой воина. На мраморных плитах перечислены имена погибших.

Здание СШ№2 строилось в течение ряда лет и осваивалось с 1936 года. Мемориальная доска напоминает об ученике школы – Герое Советского Союза В.Н. Кирмановиче.

В сороковые годы 19 столетия на пустыре в конце улицы построен католический костел, ставший оплотом клерикализма и шовинизма в 1920-1939 гг. В здание костела и кирпичной стены вложен труд сотен угнетенных бесправием крепостных крестьян.



На противоположной стороне улицы в скромном деревянном доме под №103, где теперь детсад №3, до 1910 года размещалось мужское приходское училище, впоследствии перемещенное в одно из зданий школьного комплекса при СШ№2. На углу Красногвардейской улицы, где теперь мастерские строительной организации в 1944 году размещался лагерь военнопленных итальянцев.

Более интересная история у длинного дома (№109), расположенного напротив Красногвардейской улицы. Первоначально строение занимала так называемая богадельня. В сентябре 1939 года здесь обосновалась казарма Красной гвардии, созданной для поддержания порядка и охраны общественного имущества в смутный переходной период и вплоть до появления регулярной милиции. На давно закрытое городское кладбище в 1912 году была перенесена из центра города древняя Петропавловская церковь, существовавшая «в Кобрыни на городи» уже с середины 15 века. На ее прежнем месте в центре города впоследствии выстроен Дом культуры.



В самом конце прежней Пинской улицы, где ныне раскинулись ряды гаражей, до 1939 года в каждые 10-20-30 числа каждого месяца разворачивалась обширная скотская ярмарка, на которую съезжались скототорговцы из Варшавы и других отдаленных мест. Велась торговля волами, коровами, лошадьми и особенно свиньями.

А на участке, ныне занимаемом гортопом, до 1915 года высились огромные воинские продовольственные склады. Напоминание о них сохранилось в виде уцелевшей кирпичной караульной будки. На противоположной стороне шоссе еще в середине 20-х гг. имелась песчаная возвышенность, на которой маячила ветряная мельница.

В заключение нашей затянувшейся прогулки следует припомнить, что шоссе, связывающее Кобрин с Пинском (128 километров), строилось без малого 15 лет. Ну а Днепро-Бугский канал слил свои воды с Мухавцем в этих местах только в 1940 году.

08.05.1988 г.

Навигация



Наши партнеры

Познай Кобрин

lucide купить