Versão em português 中文版本 日本語版
Polish version La version française Versione italiana
Русская версия English version Deutsch Version

Стояли насмерть

Вот уже 60 лет прошло с начала той общенародной трагедии, что унесла жизнь каждого четвёртого (а по последним данным - каждого третьего) жителя нашей республики, 22 июня 1941 года... Эта дата навеки останется одной из самых трагичных страниц в книге нашей истории...

Утром 22 июня вражеские самолёты ворвались в советское воздушное пространство. Воздушные бои над Кобрином начались уже в 4 часа, когда 70 фашистских «юнкерсов» сравняли с землёй несколько городских кварталов, вокзал и часть аэродрома. Удар принял на себя 123-й авиационный полк под командованием майора Бориса Николаевича Сурина. По всей видимости, фашисты были хорошо осведомлены о расположении наших военных объектов - первые же немецкие бомбы угодили точно на место стоянки самолётов. К счастью, майор Сурин за четыре часа до вторжения противника приказал убрать с лётного поля наши «ЯКи» и «чайки». Самолёты замаскировали в кустарнике, предварительно снарядив боеприпасами. На поле у взлётной полосы осталось лишь несколько неисправных «чаек» - их-то и бомбили «юнкерсы» в первые минуты налёта. Один Бог знает, сколько наших самолётов не поднялось бы в воздух, если бы не эти «подсадные чайки»...

Неравный воздушный бой длился 13 часов. Наши истребители бились насмерть, но стратегическую инициативу всё равно удерживал противник, Группы вражеских самолётов наплывали на город одна за другой - каждая из них насчитывала от 20 до 60 вооружённых «до зубов» «юнкерсов» и «мессершмиттов».

В бою наравне со всеми участвовал и майор Сурин. Он совершил четыре боевых вылета и сбил три самолёта противника. Во время последнего вылета командир полка был смертельно ранен, но дотянул до аэродрома - спас машину...

В воздушном бою над Жабинкой 4 наших истребителя столкнулись с восьмью вражескими самолётами и сбили три из них. В конце боя у лейтенанта Рябцева закончился боекомплект и он таранил самолёт противника. Это был один из первых воздушных таранов Великой Отечественной. Военная фортуна тогда была на стороне нашего лётчика, и он остался жив. Но очень уж она не постоянна и капризна, эта военная фортуна... Лейтенант Рябцев погиб 31 июля 1941 года под Ленинградом...
В первый день войны истребители 123-го авиаполка уничтожили 30 вражеских самолётов. Однако потери были слишком велики, и вскоре 12 уцелевших истребителей были переброшены в Пинск.

На земле под Кобрином фашистов «встретили» 28-й стрелковый корпус под командованием Василия Степановича Попова, 22-я танковая дивизия (командир генерал-майор Виктор Павлович Пуганов) и отряд подполковника Маневича. Около 10 часов дня 23 июня они укрепили оборону на линии Тевли - Андроново - Патрики и держались под мощным натиском 12-го армейского корпуса противника до 16 часов. Однако превосходство фашистов в авиации, артиллерии и танках оказалось решающим. Измотанные тяжёлыми боями войска 4-й армии (командир генерал-лейтенант Александр Андреевич Коробков) вынуждены были отступить. Во время танкового сражения у д. Именин погиб генерал-майор В. П. Пуганов.

23 июня Кобрин был оккупирован фашистами. Освобождение придёт сюда только через 1124 дня в новых сражениях, новыми героями. Но тех, кто в первые дни войны насмерть стоял за родную землю, мы помним и никогда не забудем. Вечная память... Вечная слава...

Сергей Магдысюк, студент II курса журфака БГУ.
(По материалам экспозиции музея им. А. В. Суворова).

Магдысюк, С. Стояли насмерть / С. Магдысюк // Кобрынскі веснік. – 2001. – 18 ліпеня. Кобринщина в начале Великой Отечественной войны.

Популярные материалы


Комментарии