Versão em português 中文版本 日本語版
Polish version La version française Versione italiana
Русская версия English version Deutsch Version

Кровь Бронной Горы

Архивы о бойне, произошедшей недалеко от Бреста летом — осенью 1942 года, были рассекречены лишь в начале 1990-х. До этого момента историю 50 тыс. местных жителей, расстрелянных здесь фашистами, власти старались не вспоминать.

У ЦИФРЫ ЕСТЬ ЛИЦО

О трагедии, случившейся в урочище Бронная Гора в Березовском районе, я впервые услышала от своей бабушки. Точнее, о людях, с которыми свела ее судьба и жизнь которых оборвалась там, на Горе, во время массовых расстрелов Холокоста в 1942-м. Но эти простые рассказы из ее юности впечатляют больше сухих исторических фактов. Когда слышишь историю о реальных людях, с их привычками, манерой одеваться и говорить, цифра «50 тысяч», а именно столько было расстреляно на Бронной, воспринимается как нечто большее, чем просто статистическая сводка...

− Мендель очень заботился о своей Саре, - в очередной раз вспоминает бабушка о еврейской чете, у которой снимала комнату, будучи студенткой. - Жили скромно, белый хлеб был в радость. Но Мендель всегда пек на обед для жены пышную пшеничную лепешку, а сам ел, что осталось. Говорил: «У хозяйки здоровье плохое, ей надо хорошо питаться».

− А Сара какой была?

− Интересная женщина. Очень за собой следила. Никогда чай не пила, только воду: боялась крепким напитком сердцу навредить... Мы над ней за это посмеивались.

«Мы» - это бабушка о трех девушках - сестрах, с которыми делила жилье - Эстерке, Хинке и Саре.

− Ты бы видела, как они шили! Так быстро ткань подсоберут, что и не заметишь, когда успели. Со всей округи у них наряды заказывали. Девушки мечтали выйти замуж, любили рассказывать о старом еврейском свадебном обряде, пели грустные «невестины» песни. Объясняли, что когда сирота, выходит замуж, такая мелодия звучит, - бабушка тяжело вздохнула.

Всех их бедных - и сестер, и Менделя с Сарой немцы в гетто согнали, а потом на Бронной Горе... пустили в расход.

ИСТОРИЯ, КОТОРУЮ СТАРАЛИСЬ ЗАБЫТЬ

На днях я побывала в этом урочище. Сейчас о его страшном прошлом говорит разве что поминальный камень, спрятавшийся среди высоких берез, и стела в память жертвам фашизма чуть поодаль. Тишину нарушают только песня кукушки и ветер. Честно говоря, тяжело представить, что по этой самой тропинке немцы сгоняли десятки тысяч людей - как скот на бойню. Здесь когда-то прошли и Мендель с Сарой, и три несчастные сестры... Коротенькие истории, которые любит повторять моя бабушка, пожалуй, единственная память, оставшаяся от них в этом мире.

− Расстреливали людей там, где камень лежит. А мемориал установили чуть дальше, на пожертвования, - объясняет местная учительница Елизавета Мшар. Эта увлеченная женщина, краевед, с готовностью согласилась рассказать о трагедии на Бронной Горе. Кладем маленькие камушки к подножию камня. Пару секунд молчим. - Таковая еврейская традиция поминовения усопших, - поясняет моя сопровождающая.

Кстати, во многом именно благодаря ее стараниям история с расстрелами не канула в Лету. До 1991 года историкам не разрешали изучать архивы по этому делу. Ссылались на то, что местная воинская часть (расположившаяся аккурат возле Бронной Горы) имела статус всесоюзной, да еще секретного значения. В общем, свидетельские показания учительнице и ее единомышленникам пришлось собирать по крупицам. При поддержке сельского исполкома и комендатуры отправляли письма в Минобороны, связывались с поисковыми отрядами. Понемногу историю событий удалось восстановить.

ЦЕЛЫЙ ГОРОД - В ОДНОЙ МОГИЛЕ

Немцы были в наших краях уже 27 июня 1941 года. Всего через пару недель они создали две части Березо-Картузского еврейского гетто. В часть «А» собрали немощных стариков и детей, в «В» - трудоспособных, - рассказывает Елизавета Борисовна. - Каратели практически сразу заставили узников копать ямы на Бронной. Говорили, что осенью сюда в бурты картошку будут складывать. А уже в начале августа уничтожили здесь первую часть гетто - детей и стариков. Когда это случилось, уже ни у кого не оставалось сомнений: узники доживают свои последние дни. Но и за них надо было платить. К тому времени в гетто повсеместно создавались юденраты, так называемые органы самоуправления, которые собирали с жителей ежедневную контрибуцию – теплые вещи, драгоценности. Таким образом, евреи, полуголодные, отгороженные от всего мира высоким забором, с шестиконечной звездой на одежде, вынуждены были выкупать для себя у немцев еще одно утро жизни...

Массовые убийства начались летом - осенью 1942 года. На Бронную Гору свозили евреев из Антополя, Дрогичина, Кобрина, Пинска. Самая крупная облава была в Бресте. 15 октября ранним утром полицаи окружили гетто, стали выгонять полусонных и полуголых людей из домов. Те немногие, кому удалось спастись, потом вспоминали: в городе царила жуткая паника, вспыхнул пожар, немцы расстреливали людей прямо в парадных... Остальных погрузили в вагоны и отправили на Гору.

− Здесь уже темнели 8 глубоких свежевскопанных ям. К ним людей подгоняли по узкой дорожке, заставляли раздеваться, расстреливали, засыпали известью, подводили к обрыву следующих. Пока могилы не наполнились доверху. Местные жители говорят, что в течение нескольких дней после расправы здесь шевелилась земля, все было пропитано кровью. Жуткое место еще долго будут обходить стороной...

А на следующий день в гетто была зачистка − искали выживших, кто прятался в туалетах, колодцах. Обнаружили подкоп, через который евреи выбирались в город (об этой «дороге жизни» немцам рассказал кто-то из местных). Взорвали. Под землей оказалось много погребенных заживо.

− Сколько было убито на Бронной, мы изначально не знали, - говорит Елизавета Мшар. - Но позже были найдены документы, по которым немцы педантично вели учет национального состава Бреста на каждый определенный день. Работая в архиве, я нашла бумагу, где на 15 октября 1942 года значилось 16 тыс. 934 жителя еврейской национальности, а на 17 октября число уже вычеркнуто. И это только в одном городе... В общей же сложности на Бронной Горе расстреляно 50 тыс. человек, преимущественно евреев. Кстати, по численности это население довоенного Бреста.

В марте 1944 года началось отступление фашистской армии. Немцы понимали, что за содеянное на Бронной Горе два года назад придется расплачиваться, и постарались в спешном порядке скрыть следы преступления. Пригнали около 100 военнопленных, заставили выкапывать останки. Было разобрано 48 деревянных бараков, останки перекладывали деревом и поджигали. В течение двух недель в округе невозможно было дышать от зловония, ручки дверей, окна домов покрывались жирной копотью... Когда костры смерти отгорели, военнопленных расстреляли. На этом месте каратели повысаживали кусты и посчитали, что следы преступления скрыли.

Когда позже здесь работала специальная комиссия по расследованию преступлений фашистов, было найдено множество шпилек, заколок, обрывок кожи от сапога, а вся земля на площади свыше 16 тыс. кв. метров была пропитана трупной массой и пеплом от сожженных костей. «Многие говорят, что у нас на Бронной Горе захоронение. Нет, как вы теперь понимаете, здесь нет погребенных. Всех сожгли, до единого», - вздыхает Елизавета Борисовна.

СБРОСИТЬ БРЕМЯ НЕИЗВЕСТНОСТИ

По официальным данным, в карательной операции на Бронной все же выжили 19 человек. Благодаря помощи свыше, а еще - местным жителям, которые прятали узников, рискуя своей жизнью. К слову, людей другой национальности, спасавших евреев во время Холокоста, израильские власти называют «Праведниками народов мира», в честь каждого в Иерусалиме высаживают дерево. Как символ благодарности белорусам на израильской земле зеленеет более 700 крон.

Я тоже слышала одну историю спасения на Бронной, правда, не учтенную статистикой. Моя бабушка рассказала, что до войны в здешних местах работала врач по фамилии Гольтфайн, однажды она вылечила от тяжелой болезни сельского мальчугана. И когда попала в гетто, благодар-ный отец просто выдернул женщину из толпы и укрыл в телеге с сеном. По некоторым сведениям, до конца войны беглянка пряталась в Пружанском монастыре, а после уехала к дочери во Францию.

Моя собеседница воодушевилась:

− Может, нам удастся разыскать ее родственников или родственников спасшего ее мужчины? А может, даже добиться того, чтобы ему присвоили звание «Праведник народов мира»... Знаете, что написано на медали, вручаемой «праведникам»? «Тот, кто спасает одну жизнь, спа-сает целый мир». Для его близких это будет очень важно.

Снова подходим к стеле. На плите − памятная надпись на четырех языках, сверху − небольшой колокол. Елизавета Борисовна протирает пыль и поправляет цветы.

− Камень, к которому мы камушки положили, - говорит она, - был установлен к 50-летию со дня уничтожения гетто 15 октября 1992 года. А этот - спустя 2 года, к годовщине освобождения Березовского района. Деньги собирали местные жители, родственники убитых. На открытии ме-мориала представители трех конфессий - иудейской, католической и православной прочитали молебен. Людей было очень много. О таких вещах нельзя забывать. Мы до сих пор разыскиваем имена тех, кто казнен на Бронной, и тех, кто, возможно, помогал им спастись. За все время мы установили личности 25 убитых, отправили биографические листы в Иерусалим. Родственники этих людей были очень тронуты, теперь они знают, где погибли их близкие, и могут приехать сюда, помолиться и, возможно, сбросить с души бремя неизвестности, тяготившее долгие годы.

Нам, молодым, важность этого момента осознать тяжело, ведь в памятнике на Бронной, да и в других подобных этому, хранится не наша жизненная история. «Так зачем вытаскивать такие истории из прошлого?» − спросила меня соседка, когда я вернулась из командировки. Да хотя бы затем, что в нашем окружении есть еще очень много людей, для которых стелы и обелиски военных лет, имена на граните, дедовские ордена в старой шкатулке означают нечто большее, чем просто напоминание о прошлом.

В общей сложности на Бронной Горе расстреляно 50 тыс. человек, преимущественно евреев. По численности это население довоенного Бреста.

Елена ОРЛОВА

Автор благодарит за содействие в подготовке материала председателя Соколовского сельского Совета Михаила Ополько.

Орлова, Е. Кровь Бронной Горы / Елена Орлова // Память. – 2012. – 27июля. - 2 августа. – С.18. О расстреле еврейского населения на Бронной Горе, в т.ч. и кобринчан.

Популярные материалы


Комментарии


Названия статей

Поиск по сайту

Наши партнеры

Центр-Тур, Туризм, Путешествие, Кобрин, Беларусь