Versão em português 中文版本 日本語版
Polish version La version française Versione italiana
Русская версия English version Deutsch Version

Неизвестная история памятников Великой Отечественной Дивина     

Как обычно накануне Праздника Победы идут приготовления к торжествам. По хорошо отработанной схеме школьники убирают территорию, а шефствующие организации под чутким руководством сельисполкомов проводят косметический, а где необходимо и капитальный ремонт могил защитников Отечества, жертв войн и памятников землякам, готовятся торжественные митинги.

При всей торжественности кажется, что ничего нового про мемориалы мы не узнаем, подробности гибели нам не установить, а те, кто отмечен на памятнике неизвестным так уже им и останется.

Развеем эти напрасные суждения. Все больше новой, ранее неизвестной, архивной информации появляется с развитием интернета. Как и положено начнем с центрального памятника – Братской могилы советских воинов, погибших при освобождении районного центра Дивин.

Теперь мало кто помнит, что Дивин с 1940 до 1959 года был центром района, в который входила половина территории нынешнего Кобринского. Надпись на стеле как раз и сообщает, что памятник установлен в 1949 году от партийных и комсомольских работников Дивинского района. В конце 1980-ых памятник за счет средств Кобринского отделения Белорусского добровольного общества охраны памятников истории и культуры Беларуси хотели заменить. Был изготовлен бронзовый солдат, но на постамент денег не хватило. А там случился развал Советского союза. В начале 1990-ых солдат стоял в колхозных мастерских, потом от него кто-то отпилил ногу. Пока думали как ее обратно прицепить, как-то и сам памятник исчез, благо Украина, где принимали цветной метал, рядом. Так и осталось историческое напоминание о давно несуществующем районе.

Между тем, братские могилы в Дивине и возле хутора Ор - это свидетельства попыток освободить нашу землю от фашизма на несколько месяцев раньше, чем это случилось в реальности. Как мы помним, Кобрин освобожден 20 июля 1944 года, но советские войска на западную границу СССР к реке Прут в 20 км севернее Яссы (на территории нынешней Украины) вышли уже 26 марта 1944 года.

В начале марта 1944 года Красная Армия возобновила наступление на Правобережной Украине против войск группы армий «Юг». Чтобы не допустить оказания помощи группой армий «Центр» своему южному соседу, Ставкой Верховного Главнокомандования было принято решение нанести удар в направлении Ковель и Брест в стык группам армий «Центр» и «Юг». Проведению операции способствовал успех, достигнутый войсками 1-го Украинского фронта в Ровно-Луцкой наступательной операции. Поскольку ковельское направление считалось самостоятельным, директивой Ставки ВГК от 17 февраля 1944 года создан новый фронт, получивший название «2-й Белорусский», в состав которого были включены три общевойсковых (47, 61 и 70) одна воздушная армии.

Крайне сжатые сроки, выделенные для подготовки удара, весенняя распутица и неразвитость сети дорог не позволили 2-му Белорусскому фронту полностью сосредоточить войска. 15 марта войска 47-й и 70-й армий имеющимися силами перешли в наступление. На следующий день нанесла удар 61-я армия. Несмотря на чрезвычайные трудности при наступлении в лесистой и болотистой местности в условиях весенней распутицы, к 18 марта войскам 47-й армии удалось продвинуться на 30-40 км и окружить Ковель. 70-я армия к 20 марта преодолела 60 км. Для ликвидации прорыва немецко-фашистское командование перебросило в полосу 2-го Белорусского фронта до 8 дивизий (в т. ч. 1 танковую), а также лыжную бригаду и 5 бригад штурмовых орудий. В состав 2-й А группы армий «Центр» были переданы все соединения 4-й танковой армиии группы армий «Юг», действовавшие против 2-го Белоруского фронта С 23 марта немецко-фашистские войска предприняли ряд сильных контрударов и, прорвавшись 4 апреля к Ковелю, деблокировали его гарнизон.

К 5 апреля линия фронта стабилизировалась на рубеже восточнее городов Ковель и Ратно. Противнику удалось сохранить в своих руках практически все крупные населённые пункты в полосе действий фронта. Тем не менее, оттянув на себе значительные силы немецких войск, 2-й Белорусский фронт способствовал успешному наступлению на других направлениях, в частности удару 1-го Украинского фронта на Черновцы.

В ходе операции 2-й Белорусский фронт потерял 11 132 человека, безвозвратно 2761, из которых 100 захоронены в Дивине и возле хутора Ор. Потери фашистов тоже были существенные, по воспоминаниям бои были настолько жаркие, а погибших много, что в воронках от снарядов хоронили вместе и советских воинов и немецких солдат.

В заключение расскажем о неприметном памятнике во дворе бывшей швейной фабрики. На нем надпись «Жертвам фашизма расстрелянным в 1942 году». Этот мемориал считается местом гибели всего довоенного еврейского населения местечка Дивин, поэтому есть на памятнике надпись на иврите. Однако скупые архивные документы говорят о том, что это последнее пристанище и для местных жителей других национальностей. Дело в том, что в Кобринском зональном архиве сохранились послевоенные акты установления потерь Дивинского района (фонд Дивинского гособепечения, фонд 127, опись 1, дело 3). Надо отдать должное работникам Дивинского райвоенкомата и райисполкома тех лет, ведь сохранившиеся документы по Кобринскому району значительно хуже. Сейчас из предполагаемого количества захороненных – 1450 человек, нам известны 130 человек, из которых 75 не евреи. Это в основном крестьянские семьи, которых фашисты приговорили к смерти. Среди семей из деревень Чемера, Хабович, Борисовки, Ягвиново и других населенных пунктов Дивинского района назовем самых маленьких: Борецкий Василий Ларивонович - 6 л., Демчук Анна Максимовна 1938 г.р., Зановский Василий Андреевич - 1941 г.р., Комисарук Вера Григорьевна 1938 г.р., Куликович Мария Яковлевна 1939 г.р., Озарчук Василий Сергеевич 1940 г.р., Пашкович Мария Назаровна 1941 г.р., Савчук Стефания Ивановна 1939 г.р.

Кроме того, по воспоминаниям местных жителей Афанасия Гапановича и Сергея Момлика здесь же захоронены поляки, которые оказывали помощь Армии Краёвой и депутаты Дивинского районного совета депутатов. Почему ни в советское время, ни в современное о погибших депутатах райсовета не говорилось, нам не известно.

Много связано с одним неприметным памятником, 130 фамилий уже внесены в паспорт захоронения, в котором осталось 1320 неизвестных. Думаем, что настанет время увековечить на памятнике и их имена.

Борисюк, Ю. Неизвестная история памятников Великой Отечественной Дивина / Юрий Борисюк // Кобрин - информ. – 2012. – 10 мая.

Популярные материалы


Комментарии