Versão em português 中文版本 日本語版
Polish version La version française Versione italiana
Русская версия English version Deutsch Version

Солдат Победы     

Кажется, о войне написаны уже целые тома. Стихи, проза, публицистика, мемуары... Столько всего рассказано, снято, записано. Но мы ищем новые страницы, чтобы ничто о событиях 70-летней давности не ушло в небытие. Сегодня, когда очевидцев войны осталось так мало, что счёт их идет уже на единицы, особенно важно, чтоб их воспоминания остались для потомков.

Знакомство

15 апреля 2015 года Степан Николаевич Тимошук отметил свой 89-й день рождения. С виду крепкий ещё старик и по характеру оказался бодрым и оптимистичным. Улыбается, даже шутит. Сам ещё справляется с бытовыми делами: домик свой содержит в порядке, и обед себе приготовит, и уберёт за собой сам. Недавно овдовел, так что приходится справляться одному. Есть дочь, зять, невестка, внуки и правнуки. Они помогают по дому и во дворе. Но Степан Николаевич старается не обременять их своими делами.

В свободное время, надев очки, Степан Николаевич читает. И это не только газета «Друг пенсионера», но и серьёзная литература, среди которой преобладают исторические произведения и книги о войне. И книга «От Волги до Эльбы и Праги», рассказывающая о событиях, происходивших параллельно с теми, в которых участвовал ветеран, помогает во время выступлений перед школьниками, куда его приглашают довольно часто, передать целостную картину войны, о которой нельзя забывать.

Начало войны. Оккупация

Воскресное утро 22 июня Степан Тимошук помнит совершенно отчетливо: «Еще до рассвета я отправился с удочками на рыбалку. Но только добрался до Мухавца, как услышал гул самолетов». Даже находясь на другом берегу реки, юноша смог понять, что на аэродроме началось тревожное оживление: выл гудок сирены, в небе кружили чужие самолёты. «Часам к девяти немцы стали бить по штабу, но ответные действия со стороны нашей авиации последовали не сразу. Только позже стало известно, что действовал суровый приказ - не поддаваться провокациям и не оказывать никакого сопротивления. А в понедельник немцы уже подошли к городу, и мы оказались на оккупированной территории», - рассказывает он.

«Жизнь в оккупации была нелёгкой. Не хватало продуктов и топлива. В школах, которые открыли осенью, поучились мы недолго: с наступлением холодов занятия в школе, которая находилась на Первомайской, прекратились, в помещении расположилась жандармерия. А уроки стали проходить в здании суворовского дома, но я туда уже не ходил. Не до этого было...»

Дом на Первомайской, где жил Степан со своими родителями, оказался в непосредственной близости от шоссе и железнодорожного полотна. Немцы сочли этот участок стратегическим и предписали в течение двух недель очистить пространство: перенести в другое место все 14 домов. «С новой властью не поспоришь - пришлось переезжать, - вспоминает Степан Николаевич. - Разобрали мы дом свой по брёвнышку и сложили его на отведённом в городской черте участке (на улице Горького). А там и наступательные бои начались, немцев погнали. Пока освобождали Кобрин, мы не раз попадали под бомбёжку, снаряды рвались и в наших огородах».

Дорога на фронт. Боевое крещение

«Как только наши вошли в Кобрин, тут же прошла и мобилизация. Так, 3 августа 1944 года я прибыл по повестке в военкомат и оттуда вместе с другими новобранцами отправился в Берёзу. Шли пешком, потому что железнодорожные пути были полностью разрушены и только из Берёзы было более- менее налажено сообщение. На станции нас стали группировать по подразделениям и предложили желающим записаться в польскую армию. Многие соглашались, но я для себя решил не идти туда. Я же не поляк! Так я попал в советскую армию. После этого нас погрузили в эшелоны и повезли в Калужскую область в город Козельск. Обмундирование выдали старое, кое-где со следами неотстиранной крови, и стали учить стрелять. Через неделю выдали новое обмундирование и сказали готовиться к смотру. Пришёл генерал, осмотрел нас и спрашивает: «Сколько занимались?». Кто-то говорит, что всего неделю длились стрельбы. «Это будет пушечное мясо», - сказал, глядя на нас, генерал и отложил время отправки на фронт. На следующей проверке опять осмотрел нас и снова не пустил. Только через месяц отправили на фронт - в Восточную Пруссию.

Прибыли мы в отвоёванную у немцев Литву и зачислены были в пулемётную роту. Так что начинал служить я в пехоте в качестве пулемётчика, стрелял из легендарного пулемёта «Максима». Во время одного из боёв был ранен в ногу. Во время наступления, когда все бежали на врага, я даже не сразу понял, что произошло с моими ногами. Что-то хлестало по голенищам, как будто бы ветки кустарника. Только когда глянул вниз, вижу: валенки посечены и тепло в них как-то уж очень. А это уже кровь в них стекает. К счастью, это было лёгкое ранение мягких тканей. Недели три провёл я в госпитале и снова попал на фронт».

«Бог войны» на «поле брани»

Перед самым Новым годом Красная Армия снова пошла в наступление, и Степана Тимошука перевели в артиллерию. «Богом войны» зовут в литературе артиллерию, обозначая её важное место в ходе боевых действий. Степан Николаевич на собственном опыте изведал, в чём кроется это божественное начало. «Это была тяжёлая служба. Наш расчёт состоял из семи человек, в распоряжении - одна пушка. Если машины или лошади отсутствуют, а надо срочно передвинуть орудие, то тянули сами на лямках. Оборонительные рубежи строили исключительно ночью. Норма на человека - траншея 5 метров длиной, 60 сантиметров шириной и 1 метр 20 см глубиной. Начинаешь копать лёжа, потому что немцы контролируют территорию и постреливают время от времени. Мёрзлый грунт взрывали немецкими гранатами», - вспоминает старый солдат и начинает_рассказывать об устройстве трофейной гранаты. Он так детально описывает её, поглядывая на свою руку, что кажется, будто она и впрямь лежит у него на ладони.

Бои были особенно жестокие. Фашисты, подгоняемые Красной Армией и терявшие один за другим свои рубежи, были обозлены до предела. Когда начинался бой, солдаты ватой затыкали уши, чтобы не оглохнуть. «Гул стоял такой, что не слышно было ни слов, ни команд. Даже выстрелов отдельных было не разобрать, только видно, где падали и разрывались снаряды», - рассказывает он.

О трудностях фронтовых будней старый солдат говорит сухо и сдержанно: «Страшно ли было на фронте? Сначала - очень. Но не зря говорят, что человек ко всему привыкает. И к смертям тоже. Бывает, в кино показывают: корчится от боли окровавленный человек, просит: «Добей!!!». Смотрите и не верите. А это на самом деле так. В каждом бою такое видел. Даже в 1944 году в обмундировании катастрофически не хватало касок, поэтому солдаты шли в бой с незащищёнными головами и в траншеях гибли, чуть только выглянув из укрытия».

Взятие Кёнигсберга

К апрелю 1945 боевой путь привёл Степана Тимошука к столице восточной Пруссии - городу-крепости Кёнигсбергу. Город был обнесен кольцом из двенадцати фортов, вместе со вспомогательными сооружениями они составили линию обороны в 43 км. Бойцы и командиры наступающей Красной Армии с тревогой рассматривали в бинокли эти мощные стены и бойницы. Через несколько дней им предстояло брать их штурмом. «Начало наступления было намечено на 5 апреля. Но погода была ужасной: небо было затянуто тучами, шел дождь, на земле лежал туман. Это создавало сложности для работы авиации, поэтому командование решило отложить начало наступления на сутки», - вспоминает Степан Николаевич.

И вот час «X» пробил. Утром 6 апреля штурм начался с южной стороны крепости, где-то через час к наступлению подключилась артиллерия с севера. Бои шли до 10 апреля, день и ночь, не прекращаясь. На штурм вражеской крепости двинулись танки и люди и сотнями гибли на подступах к ней. Прямо на глазах у Степана Николаевича поражённый вражеским снарядом танк стал на горке - и замер: перестал стрелять, только гусеницы продолжали вращаться. А бойцы, утратив огневую поддержку, гибли рядом с замершим танком. Там же, прямо под гусеницей танка, погиб радист, и полк остался без связи. «Командир полка подполковник Комаров взял меня радистом в своё подразделение, так что мне повезло, иначе, может, и в живых бы меня уже не было, такие там жестокие были бои. Особенно досталось нам при форсировании реки Прегель в районе порта. Берег там - вертикальная бетонная стена, к которой подплывали на лодках и затем карабкались вверх. А вокруг снаряды рвутся, и наши, и вражеские. Пуля, она же не разбирает, кто свой, а кто чужой. Народу там полегло видимо-невидимо, но крепость была взята. И даже когда мы вошли туда и захватили её, бои продолжались на улицах. Город страшный на самом деле: сплошные длинные тёмные переходы. И отовсюду стреляют, - говорит Степан Николаевич и продолжает: - Но подполковник Комаров относился к нам по-отцовски: и учил, и оберегал, а если что не так, то и по спине перетянуть мог палкой, на которую опирался при ходьбе».

Вкус комаровской палки Степан Тимошук испытал на себе. «Помню,зашли в отбитый у немцев дом. Стал я раскладывать радиостанцию и вдруг вижу: лежит на полу новенький кошелёк, красивый такой. Я только нагнулся, чтоб поднять его, а Комаров мне палкой по спине как врежет. Я отскочил в сторону, смотрю на него, а он мне кулаком машет: «Ты что, солдат, делаешь? А если это мина замаскирована? Вмиг на воздух взлетишь!!!». Но, к счастью, мины там не оказалось, а кошелёк трофейный до сих пор у меня есть как память о взятии Кёнигсберга», - смеётся Степан Николаевич. Но не только кошелёк напоминает ему о той великой битве, а ещё и медаль «За взятие Кёнигсберга», которой он был удостоен по окончании боевых действий.

Ура, Победа!

Победу рядовой Тимошук встретил в городе Пиллау, расположенном в северной части Балтийской косы. «Это был последний опорный пункт немцев на Балтике, - рассказывает Степан Николаевич. - Выбили мы их оттуда и узнали о том, что взят Берлин. Радисты об этом узнали первыми и объявили всем. Что там началось! Залпы победы давали все, кто имел в руках оружие. А на другой день прошли митинги, и многие солдаты стали собираться домой. Но приказ Сталина о демобилизации распространялся только на определённые возрастные категории, на тех, кто имел множественные ранения и на педагогов, которые нужны были для организации обучения. Ни под одну из этих категорий я не попал, а значит, должен был продолжить службу. Мы служили до тех пор, пока не подросла нам смена. Когда рождённым в 1929 году исполнилось по 18 лет и их стали призывать в армию, только тогда фронтовиков стали отпускать на гражданскую работу». Вплоть до 1950 года оставался Степан Николаевич Тимошук в рядах вооружённых сил, служил старшиной, был секретарём комсомольской организации, политруком.

«Из одного металла льют медаль за бой, медаль за труд!»

«Можно было бы служить и дальше!» - с сожалением говорит ветеран. Но домашние дела позвали вернуться к гражданской жизни, и, демобилизовавшись, он устроился в литейный цех, затем без малого 20 лет проработал в комбинате коммунальных предприятий. 7 мая 1971 года по итогам 8-й пятилетки Степан Николаевич был награждён орденом Ленина. Орденской книжкой за подписью самого секретаря Верховного Совета СССР М. Георгадзе и сегодня по-особому дорожит ветеран войны и труда. По словам орденоносца, на Брестскую область была выделена всего одна такая награда, и получить ее мог только передовик производства, который не меньше 12 лет проработал на одном рабочем месте. Кандидатура Степана Николаевича идеально подошла, и рядом с боевыми наградами появилась и награда за доблестный труд. А 14 марта 1985 года С. Н. Тимошук был награждён орденом Отечественной Войны I степени.

Сегодня орденоносцу есть что сказать своим детям и внукам, потому что пройдя фронтовыми дорогами, он знает точно: война - это самое страшное зло, какое только придумало человечество. И в канун 70-летия Великой Победы солдат победы откликнулся на приглашение учащихся гимназии города Кобрина, чтобы рассказать новому поколению о войне, которая больше не должна повториться ни в каких своих проявлениях. В знак созидания, мира и добра в этот день на территории гимназии была заложена аллея памяти, которая будет напоминать нынешней и будущей молодёжи о долге перед подвигом тех, кто подарил им возможность жить под мирным небом.

И сейчас, в эти майские дни, как, впрочем, и каждый год, Степан Николаевич тщательно готовит свой парадный костюм, до блеска начищает медали и ордена, потому что праздник Великой Победы является для него самым дорогим и желанным днём.

Казакова, А. Солдат Победы / Анна Казакова // Кобрин-информ. – 2015. – 7 мая. – С. 4. О ветеране Великой Отечественной кобринчанине Степане Николаевиче Тимошуке, орденоносце, штурмовавшем Кёнигсберг.

Популярные материалы


Комментарии


Названия статей

Поиск по сайту

Наши партнеры

Центр-Тур, Туризм, Путешествие, Кобрин, Беларусь