Versão em português 中文版本 日本語版
Polish version La version française Versione italiana
Русская версия English version Deutsch Version

В огненном пекле первых дней 41-го…

Сегодня о Великой Отечественной войне мы говорим строго и без прикрас. Суровая правда тех дней зафиксирована в исторических документах, в воспоминаниях очевидцев, в материалах военных журналистов.

Одними из первых приняли на себя массированные атаки немецких войск в самом начале войны лётные формирования Красной Армии. Широко известна цифра: только за один день - 22 июня 1941 года - ВВС Западного особого военного округа потеряли 738 самолётов. Историки советской поры об этом факте говорили кратко - катастрофа. И понять их можно: жутко комментировать такой разгром. Но было и другое - 1896 боевых вылетов, 143 сбитых немецких самолёта...

КОБРИН.
10-я смешанная авиадивизия
полковника Н. Белова

Первый удар застал врасплох только 74-й штурмовой полк полковника Васильева, выведенный в июле на аэродром Малые Взводы в летние лагеря (12 км от границы!) из Куплина. Полк подвергся массированной бомбардировке и артиллерийскому обстрелу. Единственные во всей округе восемь «Ил-2» так и не взлетели. Вскоре на аэродром ворвались немецкие танки.

33-й истребительный полк майора Николая Акулина, базировавшийся в Пружанах, в первом бою потерял только одного лётчика - заместителя командира эскадрильи лейтенанта Степана Гудимова. В 5 часов 20 минут в районе аэродрома звено «И-16» перехватило 18 бомбардировщиков «Хе-111». Гудимов одного сбил, а другого рубанул винтом самолёта по хвосту. Оба самолёта рухнули на землю. Основные потери полк понёс в 4-м налёте - немцы сожгли 20 самолётов на земле. К концу дня полк потерял 34 самолёта...

39-й бомбардировочный полк майора Захарычева подвергся четырём атакам, на земле сгорели 25 самолётов «СБ» и 5 «Пе-2». 18 «СБ» сумели нанести успешный удар в районе переправы через реку Буг, возле Мельника. Но при возвращении домой они были все сбиты... Полк базировался в Пинске.

В 12 часов дня в дивизию поступил приказ из штаба ВВС из Минска: «Перебазирование в Пинск утверждаю. Больше инициативы, маневрируйте аэродромами. Таюрский».

Маневрировать было нечем... За 22 июня 10-я смешанная авиадивизия потеряла 180 самолётов. Ожесточённые бои вели лётчики-красноармейцы и под Кобрином - эти военные события в нашей газете также нашли неоднократное отражение.

Да, наши лётчики горели в самолетах, разбивались, падая сбитыми на землю. Но они совершали свой подвиг, стойко и мужественно сражаясь с врагом, на пределе человеческих сил и возможностей. Чудом выжившие в пекле 22 июня, они хоронили рядом с полыхающими самолётами своих товарищей и через лесные чащи и бо-лота прорывались на восток - к своим.

Летчики горького июня сорок первого... Вы свершили подвиги, низкий поклон вам и вечная память...

Путь к свободе

В редакционном архиве “Кобрынскага весніка” сохранилась подшивка военных номеров газеты. Тогда она называлась «Труд» и по вполне понятным причинам во время немецко-фашистской оккупации не выходила. Постоянная редакционная ра-бота была возобновлена лишь с августа 1944 года. Листая эти пожелтевшие стра-ницы, часто совсем маленького формата А4, словно воочию ощущаешь горячее дыхание военных событий, напряжённый труд наших земляков на благо Победы на освобождённой территории, единый порыв всего советского народа в борьбе с гит-леровскими захватчиками.

Публикуемые в тех номерах «Труда» материалы читаются с живым, неподдельным интересом. Как, например, материал за подписью бывшего командира партизанского отряда Ф. И. Москаленко «Путь к свободе», размещённый в №8 за 7 ноября 1944 года.

«Следуя призыву товарища Сталина от 3 июля 1941 года, я, очутившись на временно захваченной врагом территории, поклялся, что буду жестоко мстить фашистам за поруганную Родину, за невинно пролитую кровь советских людей. Свою боевую партизанскую деятельность я начал в сентябре 1941 г. в Брестской области. Собрав вокруг себя группу партизан в количестве 18 человек, стал вести работу в тылу врага. В засадах на немецких велосипедистов, мотоциклистов, нападая на отдельные автомашины, мы истребили не один десяток ненавистных фрицев.

В апреле 1944 г. я со своей группой, которая выросла до 26 человек, перешёл в леса Беловежской пущи. Здесь мы встретились с командиром другой партизанской группы Шубитидзе Иваном Георгиевичем и совместно стали продолжать упорную борьбу против врага.

Но враг был тогда силён. На борьбу с молодым партизанским движением он бросил десятки эсэсовских дивизий и окружил район Беловежской пущи кольцом блокады. С остатками патронов мы пробились сквозь это кольцо и осенью 1942 года прибыли в Кобринский район, где присоединились к действовавшему здесь партизанскому отряду имени Чапаева.

В 1942-1943 гг. под руководством геройски погибшего И. И. Орлова наш отряд был воплощением страха и ужаса для оккупантов Кобринщины. Были разгромлены немецко-полицейские гарнизоны в Жуховцах, Ерёмичах, Шляхте, Запрудах, Оранчицах. Удары чапаевцев крепко почувствовали немцы в боях в Плянте, Площинах, Гориздричах, Стриях и Подолесье.

Немцы не знали покоя ни днём, ни ночью. Их пути подвоза были усеяны обломками десятков и сотен паровозов, вагонов, автомашин. Зарывшись в землю, как крысы, они с трепетом ожидали неминуемой гибели. И когда под сокрушительными ударами Красной Армии немцы вынуждены были покинуть свои доты и дзоты, пути их бегства были отрезаны мощными боевыми единицами — отрядами партизанской бригады имени В. И. Чапаева.

К этому времени я был уже командиром одного из отрядов. Сначала как командир взвода, затем командир роты и, наконец, командир отряда, я вместе с вверенной мне боевой единицей закалялся в боях, овладевал партизанской тактикой.

И теперь, когда немцы изгнаны из нашей священной земли, я получил возможность работать по своей довоенной профессии».

Федарович, І. В огненном пекле с первых дней войны / Ігар Федарович // Кобрынскі веснік. – 2011. – 18 чэрвеня. – С. 4. Первые дни войны на Кобринщине.

Популярные материалы


Комментарии