Versão em português 中文版本 日本語版
Polish version La version française Versione italiana
Русская версия English version Deutsch Version

Кобрин. Долгожданное освобождение

Белоруссию справедливо называют краем мужества и боевой славы. Тяжелые испытания выпали на долю многострадального белорусского народа в годы Великой Отечественной. Черное крыло войны накрыло нашу землю на долгие три года, и она стала ареной великих сражений.

Летом 1944 года развернулись решающие бои за полное освобождение Белоруссии, вошедшее в историю под названием «Белорусская наступательная операция» − кодовое название «Багратион».

Еще задолго до подхода советских войск противник начал создавать на нашей земле мощную, глубоко эшелонированную оборону. Крупнейшие города Минск, Витебск, Полоцк, Могилев, Бобруйск, Оршу Гитлер объявил крепостями и требовал оборонять их любой ценой.

Однако судьба оккупантов уже была предрешена. Ранним утром 23 июня 1944 года началась великая битва за полное очищение всей белорусской земли от немецко-фашистских захватчиков. Ломая яростное сопротивление противника, советские войска рвались вперед.

В июне-июле 1944 года Советская Армия нанесла сокрушительный удар оккупантам на белорусской земле, разгромила их и полностью освободила республику от врага. Каждый день приносил радостные вести об освобождении все новых городов и деревень. 20 июля навсегда вписано в историю нашего города как один из самых памятных дней в году, поскольку в этот день пришло долгожданное освобождение, и по праву мы теперь с гордостью называем эту дату Праздником города.

С глубокой благодарностью и признательностью и признательностью мы вспоминаем воинов-освободителей 61-й Армии 1-го Белорусского фронта, которые в ходе Люблин-Брестской операции 1944 года принесли кобринчанам свободу. Двенадцати воинским частям, которые особенно отличились в боях за город приказом Верховного Главнокомандующего было присвоено почетное наименование «Кобринских».

Несомненную актуальность на все времена представляют их воспоминания, - живые и убедительные свидетельства стойкости и героизма, правдиво отражающие реальные события.

Павел Алексеевич Белов - генерал-лейтенант, командующий 61-й армией, пишет в дневнике командарма: «21.07.1944. В 0.20 взяли Кобрин. Приказа Верховного Главнокомандующего и салюта еще не было, так как другие более важные успехи заслонили нашу маленькую победу...» (Сборник воспоминаний «Буг в огне»).

Дмитрий Кузьмич Мальков - полковник, командир 12-й гвардейской Пинской стрелковой дивизии в книге воспоминаний «Сквозь дым и пламя» пишет: «Преследуя противника, дивизия за четверо суток продвинулась более чем на 120 километров. Полки дивизии участвовали в освобождении городов Янов, Дрогичин, Антополь, Городец и завязали бои за Кобрин – важнейший опорный пункт немцев на брестском направлении.

На подступах к Кобрину противник оказал упорное сопротивление. После мощного огневого налета подразделения 29-го и 37-го гвардейских стрелковых полков перешли в атаку и с ходу ворвались в Кобрин. Завязались уличные бои.

Гитлеровцы вели огонь из окон и чердаков. Из глубины их поддерживали артиллерия и минометы. Гвардейцы врывались в дома, уничтожали фашистов гранатами, кололи штыками, били прикладами, расстреливали в упор. Всюду рвались снаряды и мины, беспрерывно строчили пулеметы и автоматы. В городе возникли пожары, все было окутано дымом. От квартала к кварталу сквозь дым и пламя продвигались гвардейцы вперед.

Большая группа гитлеровцев засела в одном из домов и сильным огнем остановила продвижение 1-й роты 37-го полка. Командир батальона гвардии майор Н.Г. Лысенко приказал выкатить полковые орудия ближе к пехоте. Артиллеристы ударили по дому, пулеметы сосредоточили огонь по окнам и чердакам. Воины бросились вперед. Через несколько минут в доме не осталось ни одного живого фашиста. Так же действовали и другие роты и батальоны полков.

Подошедшие части 212-й стрелковой дивизии усилили удары наших войск. Ожесточенный бой в городе продолжался более четырех часов. Разгромив гарнизон врага, войска 9-го гвардейского стрелкового корпуса 20 июля освободили Кобрин».

Маленков Алексей Федорович - начальник разведки 60-го гвардейского корпусного артиллерийского полка в своей книге воспоминаний «Лавиной грозной к Бресту» так описывает те памятные события: «В течение 19-20 июля шли ожесточенные бои за г. Кобрин - важнейший узел сопротивления на пути к Бресту. Здешняя земля начинена осколками мин и снарядов, обильно пролита кровью наших солдат…

19 июля 1944 г. 9-й гвардейский стрелковый корпус генерал-лейтенанта Г.А. Халюзина подошел к городу, чтобы навеки изгнать из него ненавистного врага.

Бой шел на подступах к городу, внезапно захватить его не удалось. Обстановка сложилась такая: река Мухавец надежно прикрывала Кобрин с востока. На шоссе, ведущему к городу, немцы устроили завалы из спиленных придорожных деревьев. В городе были оборудованы на улицах и площади огневые позиции для артиллерии и минометов. С присущей немцам педантичностью окопы забрали частоколом жердей, ровненьких, будто подрезанных по линейке. Оборона была крепкой, но и у нас накопился немалый опыт и сноровка. Все делалось быстро, каждый знал свое место и задачу в бою.

Справа от дороги подошел и развернулся второй дивизион майора А.М. Суркова и открыл огонь по противнику. Вспышки выстрелов орудий, справа и слева от шоссе глухие удары, столбы взметнувшейся земли, дым разорвавшихся снарядов, грохот, смерч огня...

И вот наши гвардейцы ворвались в город. Между домами мелькали фигуры бойцов, задерживались на миг и, выпустив по гитлеровцам очередь из автомата, короткими перебежками двигались дальше.

Командир пятой батареи гвардии старший лейтенант Н.Д. Мельник видел, как при очередной попытке подняться в атаку под сильным ружейно-пулеметным огнем залегла пехота.

Противник вел настолько плотный по заранее пристрелянным секторам обстрел, что на поле оставалось лежать неподвижно все больше и больше бойцов в выцветших, пропитанных потом гимнастерках. Мельник приказал выкатить орудия на открытую позицию и огнем прямой наводки уничтожить гитлеровцев, засевших в кирпичных домах.

Орудийные расчеты с трудом перекатили 122-мм гаубицу, весом более трех с половиной тонн. Да, гаубица это не юркая сорокапятка, которой так легко маневрировать на поле боя...

С наблюдательного пункта было хорошо видно, как артиллеристы облепили колеса гаубицы и она медленно покатилась по полю. Остановились... Развернули в нужном направлении, еще похлопотали возле нее, затем будто замерли и, наконец, из ствола блеснуло пламя, раздался оглушительный выстрел, будто лопнул огромный футбольный мяч. Ударили и другие орудия. Батарея вела интенсивный огонь. Слева дружно вступили пушки, их резкие выстрелы заметно выделялись в грохоте боя.

Город затянуло дымом, через который прорывались длинные языки пламени - это возникли пожары.Сквозь горящие дома пехота продвигалась все глубже, стремясь к центру города. Гитлеровцы предпринимали частые контратаки силою до роты при поддержке артиллерии и танков. Уличные бои были жестоки и кровопролитны. Гитлеровцы, укрывшись в домах, вели огонь из окон, с чердаков, использовали каждую щель, каждое укрытие. Подразделение батальона Н.Г. Лысенко подобралось к большому каменному зданию, в котором засела группа гитлеровцев.

− Не подпустят пулеметы к дому, только людей положим, - оценил сложившуюся обстановку командир батальона.

Взводные согласно промолчали.

− Только артиллерия их выковырнет, - комбат выглянул из-за толстого дерева и тут же огненная струя стегнула по стволу, будто жикнула пила, огрызая щепки. Комбат встряхнулся. - Так вот, - продолжил он. - Майор Лысенко распорядился подтянуть свои сорокапятки. Сейчас они сработают, и мы сразу рванем, - заключил комбат.
Артиллеристы и пулеметчики действовали четко и согласованно. Сорокапятки открыли огонь по дверным и оконным проемам, стенам дома, а пулеметчики по чердаку. Под прикрытием огня орудий и пулеметов гвардейцы ринулись на штурм. Они ворвались в дом и добили в короткой рукопашной схватке оставшихся гитлеровцев.

Так от дома к дому, сквозь огонь и дым пожарищ пехота продвигалась вперед. Ожесточенный бой в городе длился уже более четырех часов. Вскоре к восточной и северо-восточной окраине подошли части 212-й дивизии, наступавшие после овладения м. Городец вдоль шоссе. Совместными усилиями двух дивизий 20 июля 1944 г. город Кобрин был освобожден от немецко-фашистских захватчиков».

Эти весточки из далеких военных лет, словно особые кристаллы, освещают нам те суровые грозные годы военного лихолетья, призывают всех нас помнить, какой ценой была завоевана свобода.

Проходят годы и десятилетия, но благодарная память кобринчан о своих освободителях не угасает, передается от поколения к поколению. Она бережно сохраняется в семейных альбомах, на пожелтевших военных документах, смотрит на нас глазами героев освобождения со стендов нашего военно-исторического музея имени А.В. Суворова.

В канун светлого и радостного праздника мы выражаем всем ветеранам искреннюю благодарность за их ратный подвиг и поздравляем с Праздником города. Всем кобринчанам также наши сердечные поздравления и пожелания добра и благоденствия.
 

Курашова, Л. Кобрин. Долгожданное освобождение / Л. Курашова // Кобрин-информ. – 2013. – 18 июля. – С. 11. Освобождение Кобрина в воспоминаниях освободителей.

Популярные материалы


Комментарии


Названия статей

Поиск по сайту

Наши партнеры

У нас широкий ассортимент различных украшений для зала и автомобилей, а также большой опыт по подготовке и монтажу видеоматериалов.