Versão em português 中文版本 日本語版
Polish version La version française Versione italiana
Русская версия English version Deutsch Version

За каждым именем судьба, за каждой датой подвиг

11 июня 1944 года самолёт-разведчик Пе-2Р, возвращаясь с задания по аэрофотосъёмке вражеских военных объектов, был атакован в районе деревни Каташи немецкими истребителями ВР-109 и после короткого боя сбит. Только спустя многие годы удалось выяснить имена лётчиков - Николай Постников, Николай Кузнецов, Пётр Павлов. Всего лишь три имени из длинной вереницы героев, которые в те суровые годы не щадили своей жизни, сражаясь за каждую пядь земли, за каждую улицу, за каждый кусочек неба... Три имени - навечно вписанные в историю Кобринщины.

Cамолёт-разведчик Пе-2Р

Из воспоминаний очевидца Павла Карповича Игнатюка, жителя д. Каташи: «Самолёт загорелся и начал падать. Один из членов экипажа выпрыгнул с парашютом, немецкие истребители стали строчить по пилоту. Уже мертвым летчик опустился на землю между деревнями Каташи и Нестеровы лозы. Местные жители успели посмотреть документы погибшего пилота это был старший лейтенант Постников Николай Яковлевич. Вскоре на место падения приехали солдаты-мадьяры, воинская часть которых стояла в д. Петьки. Они забрали документы, среди которых было неотправленное письмо матери и личное оружие».

Тело лётчика жители д. Каташи захоронили в лесу на деревенском кладбище. В тот же день в деревню приехали на машине немецкие офицеры, заставили местных мужчин раскопать могилу, сделали фото погибшего и уехали. В 50-е годы останки перезахоронили в братской могиле д. Хидры. На могиле поставили памятник - на мраморной плите среди других имён высечено и его имя.

Работу по розыску родных летчика Постникова, погибшего 11 июня 1944 года у д. Каташи, следопыты Хидринской школы начали ещё в начале 60-х годов. Но поиски родных велись не по фамилии Постников, а Поздняков. Очевидцы гибели, которых расспрашивали школьники, называли фамилию Поздняков. Из-за этой прискорбной ошибки поиски затянулись на долгие годы. После того, как была установлена настоящая фамилия лётчика, группа «Поиск» с помощью классного руководителя Андрея Козловича и старшей пионервожатой Валентины Лискович послали запрос в Министерство обороны СССР с просьбой дать сведения о Николае Постникове. 28 июля 1975 года в школу пришёл ответ, в котором сообщалось, что старший лейтенант Постников Н.Я., 1919 года рождения, проходил службу лётчиком-наблюдателем 72-го отдельного дальнеразведывательного полка, а 11 июня 1944 года не вернулся с боевого задания - пропал без вести. Здесь же сообщался адрес матери лётчика Постникова - Анны Николаевны.

Ребята из группы «Поиск» написали по адресу, который сообщили из Министерства обороны, на имя матери Постникова письмо, но никакого ответа не получили. Позже было написано ещё одно письмо в сельский Совет села Затворное Скопинского района Рязанской области, где проживали мать и сестра Постникова. Вскоре пришёл ответ. Секретарь Затворнинского сельсовета сообщал, что Постникова Анна Николаевна давно умерла, а дочь, жившая с ней, переменила место жительства.

В письме сообщался адрес, по которому выехала сестра Николая Яковлевича - Холодкова Матрёна Яковлевна. В конце февраля 1977 года следопыты Хидринской СШ получили ответ от Холодковой М.Я., старшей сестры Постникова Н.Я. Она благодарила за то, что ребята разыскали её, что сообщили о судьбе брата. Прислала ребятам адреса ещё двух сестёр. Следопыты написали по этим адресам и вскоре получили ответы от Кобыленко Прасковьи Яковлевны из г. Высоковска и Козловой Евдокии Яковлевны из г. Алексина. Это было в октябре 1980 года.

Из письма о брате Прасковьи Яковлевны Кобыленко (Постниковой): «Учился хорошо, хотя учебников не хватало, часто приходилось запоминать то, что объяснял учитель на уроке. Коля занимался спортом и очень любил лыжи, хорошо плавал. После окончания школы, поработав 2 года, поступил в МВАУ г. Мелитополя. Окончив лётную школу, он служил в г. Красногвардейске под Ленинградом. Там его и застала война. За оборону Ленинграда ему было вручено именное оружие и орден Красного Знамени. Николай был три раза ранен, и после третьего ранения чуть не лишился возможности летать...”

А вот выдержка из письма самого Николая Постникова. «Эти свиньи фашисты - способны на всё: убить, сжечь, повесить. Это их основная профессия. Но придёт время - мы ещё рассчитаемся. Советский народ никогда не простит этим гадам всё то, что они делали и делают на занятой ими территории».

Второй член экипажа самолёта тоже смог катапультироваться. Раненый, после приземления на парашюте, он был взят в плен и отправлен, со слов местных жителей, в немецкий госпиталь, который находился в г. Кобрине. О дальнейшей судьбе этого лётчика ничего неизвестно. Возможно, он умер от ран - и тело его было захоронено недалеко от госпиталя. После войны это захоронение было перенесено в братскую могилу сквера Пуганова на ул. Первомайской. Только в январе 2011 года с помощью поискового сайта «Мемориал» достоверно было установлено имя этого второго лётчика экипажа самолета - Кузнецов Николай Трофимович. О нем летчик Постников упоминал в письмах домой. В списке потерь офицерского состава 72-го разведывательного авиаполка за период с 5-го по 26 июня 1944 года их имена стоят рядом. Они не вернулись с боевого задания в один день - 11 июня 1944 года.

Благодаря оперативной работе специалиста мэрии Новосибирска Волковой Ларисе Вениаминовне нашёлся племянник Кузнецова - Коровин Виктор Михайлович (сын сестры Кузнецова). Стало известно, что у него в семье было 4 сестры: Матрёна, Полина, Прасковья, Мария и старший брат Георгий. Георгий всю войну прошел танкистом, остался жив. После войны женился на белорусской девушке и до 75 лет жил в Барановичах. Сейчас в его доме живёт дочь Людмила.

Также известно, что у Николая Кузнецова была жена и дочь Альбина 1935 года рождения - на момент гибели отца ей было 8 лет.

Третий член экипажа, стрелок-радист, катапультироваться не смог. Возможно, был ранен или убит. Вместе с самолетом он врезался в землю недалеко от хутора Мартысько (урочище Шматы), ныне деревня Овады. Там же на хуторе, собрав фрагменты тела, его и похоронили местные жители. А в марте 2013-го в Кобринский военкомат пришло письмо из Чебоксар от Виктора Кармакова, который разыскивал своего дядю, без вести пропавшего в июне 1944 года, Павлова Петра Тарасовича. Виктор Егорович сам начал искать информацию о нем в Интернете, вышел на связь с Кобринским военкоматом. Там он получил подтверждение, что в списках погибших в нашем районе в 1944-м такой человек действительно имеется. Перезахоронен он в сквере Пуганова. Не так давно Виктор Кармаков с братом посетили Кобринщину и побывали на месте гибели самолёта.

Хочется от всей души поблагодарить всех тех, кто принимал участие в этом святом и благородном деле, - отметил Виктор Кармаков. - Я очень рад, что — пускай и через долгое время — мы наконец узнали о судьбе нашего дяди. Это наша память, в которой не должно быть никаких «белых пятен».

Так, год за годом, фрагмент за фрагментом писалась эта история. История всего лишь одного боя - одного из многих, ставших в конечном итоге залогом нашей Великой Победы в той страшной войне, и история взаимоотношений многих поколений потомков. В день 9 Мая мы снова придём к памятникам солдатам Победы, вчитаемся в имена и фамилии, выбитые на холодных каменных плитах. За каждым из этих имён, как и за именами наших героев, погибших возле маленькой деревни Каташи - своя судьба, своя жизнь, свой подвиг.

Алексей ВАЩУК,
бывший учитель истории,
краевед Хидринской СШ;
Дмитрий БЕЛОВ.

Р.S. Уважаемые кобринчане! Если кому-нибудь из вас что-либо известно о дальнейшей судьбе старшего лейтенанта Николая Кузнецова, просьба обращаться в Хидринскую СШ.
 

Ващук, А. За каждым именем судьба, за каждой датой подвиг / А. Ващук, Д. Белов // Кобрынскі веснік. – 2013. – 8 мая. – С. 3. 11 июня 1944 года самолёт-разведчик Пе-2Р, возвращаясь с задания, был сбит в районе деревни Каташи. Имена лётчиков навечно вписанные в историю Кобринщины.

Популярные материалы


Комментарии


Названия статей

Поиск по сайту

Наши партнеры

Познай Кобрин

красная нить из иерусалима купить