Versão em português 中文版本 日本語版
Polish version La version française Versione italiana
Русская версия English version Deutsch Version

Погибшие за Родину в полете, мы вечно продолжаем наш полет…

Поразительно быстро взрослели на войне вчерашние мальчишки. Всего 22 года было летчику-истребителю Арсению Ивановичу Морозову, Герою Советского Союза, получившему это высшее и самое почетное звание за подвиг, совершенный в наших краях. Могиле героя можно поклониться в сквере им. Пуганова. Его имя носят красивый сквер в центре и одна из улиц нашего города. 23 января 2012 года А.И. Морозову исполнилось бы 90 лет.

Улица Тормасова соединяется с улицей Кутузова, а от нее в свою очередь отходят две параллельные улицы: Пуганова и Морозова. Случайность ли, что улицы, названные в честь героев войны 1812 года, примыкают к улицам, получившим свое наименование в честь героев Великой Отечественной войны, олицетворяющих отвагу и мужество советских солдат, защищавших землю Кобринщины на начальном и завершающем этапах войны? Преемственность традиций в защите Отечества от внешних завоевателей очевидна.

Советский летчик сражается в воздушном бою на виду у всего фронта. Тысячи людей видят его отвагу. В случае неудач враги злорадствуют, свои огорчаются. Сбитый фашистский самолет приводит в восторг. Но в любом случае пилоту нельзя помочь с земли. Он там, в заоблачной выси, один на один с неприятелем.

Так было и 24 июля 1944 года в Беларуси, в районе Высоко-Литовска. На пути наших наступающих войск встретилась укрепленная немецкая полоса. Гитлеровцы оказали упорное сопротивление. Пара истребителей - Арсений Морозов и его ведомый Николай Иванов - была отправлена в тыл врага, западнее Бреста, имея задание провести воздушную разведку.

Возвращаясь на свой аэродром, Морозов доложил по рации о выполнении задания и сообщил, что видит большое количество войск и техники на переправе. Это была переправа через речушку где-то в районе Бреста. Летчик попросил разрешение на штурмовку и, получив его, ринулся со своим ведомым на фашистов, поливая их метким огнем. По нашей паре самолетов гитлеровцы открыли огонь из всех видов оружия. На завершающем этапе боя Арсений был смертельно ранен, самолет разведчика тряхнуло, и он, потеряв управление, стремительно понесся к земле. Ломая верхушки деревьев, истребитель упал в глубине леса, на территории, еще занятой врагом.

Вот как об этом бое и участии в нем А.И. Морозова вспоминает Н.И. Иванов: «Иногда я ходил с ним на разведку, и в одном из таких вылетов он и погиб. С 41-го года летал, ни одной пробоины не привозил, а тут его зенитки подловили… Станция та называлась то ли Черемха, то ли Крещелье, это за Западным Бугом. Мы отштурмовались по немецким платформам с техникой, с солдатами, и Арсен передал: «Колька, разворачиваемся вправо!» И на развороте я увидел за его самолетом дымок. Это снаряд пробил водорадиатор. Я больше ни на что не гляжу, подхожу к нему... высота метров двести всего. «Арсен! Арсен!» - а он в кабине согнулся, и самолет как бы в развороте, так с креном и идет. Я ему: «Бери влево! Влево ручку!» Он услышал, смотрю - крен убавился. А на себя - никак... «Арсен! Возьми ручку на себя!» Но, видать, не пересилить ему. Я ему: «Триммером возьми!» Он ничего не смог сделать. А самолет все ниже и ниже... Июль, цветущие поля, уже замелькал, заблестел впереди Западный Буг. А на восточном берегу недалеко наш аэродром был. Я только и думал о том, как бы нам эту речку перемахнуть - а там уже и свои. А самолет Арсена все ниже, ниже. И какая-то неровность, бугорок. Он как ахнулся - все! - и развалился...».

Местный лесник, видевший все происходящее, нашел изуродованный самолет «ЯК-9», извлек из-под его обломков тело пилота и похоронил в лесу. Через несколько дней, когда район был полностью освобожден, лесник пришел в ближайший штаб Красной Армии, рассказал о воздушном бое и передал командиру документы погибшего, которые нашел в карманах летчика. А потом привел советских воинов к месту, где похоронил смельчака.

Позже Арсения Ивановича Морозова с почестями похоронили на площади Свободы в городе Кобрине. Сквер,примыкающий к ней, теперь носит его имя. В 1958 году останки летчика нашли вечный покой в сквере имени Пуганова.

Родился Арсений Морозов в деревне Слободка под Тверью, ныне это Калининский район. Мать, Анна Васильевна, вспоминала: «Арся рос тихим. Учителя на него не жаловались. Как старший из детей, помогал мне по дому, ходил со взрослыми на покос. К машинам с детства рвался, а потом вот в летчики пошел».

Юноша окончил в соседнем селе Ильинском семилетку, а в областном центре - школу фабрично-заводской учебы имени Г.В. Плеханова. Работая слесарем на Калининской прядильной фабрике, как и многие сверстники, занимался в аэроклубе. Уже тогда четко осознал, что его профессия будет связана с техникой и армией.

В 1940 году Морозов поступил в Батайскую военную авиационную школу пилотов под Краснодаром, закончил учебу в 1941-м. А когда началась война, ему было лишь девятнадцать, но в бой он вступил уже достаточно опытным пилотом.

На фронте А. И. Морозов - с октября 1941 года. В составе 149-го истребительного авиационного полка, смелый и инициативный в бою вырос от рядового летчика до заместителя командира эскадрильи. Участвовал в боях на Южном, Западном и 1-м Белорусском фронтах. Особо отличился при освобождении Бобруйска, Слуцка, Барановичей.

Майор запаса Евгений Александрович Жарков так вспоминал о своем боевом товарище: «Арсений Морозов был любимец полка и дивизии, душа-человек, умелый, бесстрашный командир и летчик. Быть его ведомым, летать в бой в его группе - этого желал каждый летчик». И далее: «Наши самолеты отличались от других. На фюзеляже был нарисован орден Красного Знамени; на кабинах у многих летчиков красовались красные звездочки, каждая из которых означала сбитый самолет противника, и, наконец, нос самолета был окрашен в красный цвет до кабины. (Это были опознавательные приметы нашего 8-го Краснознаменного истребительного корпуса)».

Отдельные случаи, упоминаемые в штабных документах, вызывают изумление и восхищение. А.И. Морозов участвовал в Смоленско-Рославльской операции и особенно отличился в боях за Ельню. Вот зафиксированные в журнале боевых действий три эпизода за три недели, которые выглядят, как легенда.

9 августа 1943 года Морозов с восьмеркой «яков» вылетел в район станции Павлиново для прикрытия наших наземных частей. Встретив армаду врага в составе 47 бомбардировщиков и 12 истребителей прикрытия, Морозов вступил в бой, не побоявшись семикратного (!) превосходства врага. Строй противника удалось разбить, немецкие летчики вынуждены были сбросить бомбы на свои же войска. При этом Арсений умело руководил боем и сам сбил вражеский истребитель.

30 августа в том же районе четверка истребителей Морозова навязала бой 37 немецким бомбардировщикам и 12 истребителям. Поразительно, но и в этом случае победа досталась советским пилотам: враг повернул назад. Арсений Иванович сбил бомбардировщик и истребитель.

Через два дня Морозов повел 10 истребителей против 26 бомбардировщиков и 12 истребителей фашистов. В первой же атаке он сбил командира головной группы бомбардировщиков, а затем наши летчики уничтожили еще 8 вражеских машин.

Старший лейтенант Арсений Морозов совершил за время войны 271 боевой вылет, в 33 воздушных боях сбил лично 13 вражеских самолетов и в группе - еще 9. Штурмовыми ударами он уничтожил 4 самолета на аэродромах, 3 железнодорожных вагона с боеприпасами и 18 автомашин с грузами.

23 февраля 1945 года А.И. Морозов получил высшую государственную награду - звание Героя Советского Союза, посмертно. Помимо этого, летчик награжден орденом Ленина и двумя орденами Красного Знамени.

Память о герое жива и сегодня. В Твери на здании профтехучилища, в котором учился Арсений Морозов, установлена мемориальная доска. Долгое время его имя носил один из колхозов Калининского района. Приказом министра обороны СССР от 7 июня 1967 года А.И. Морозов был навечно зачислен в списки воинской части - 149-го истребительного Померанского Краснознаменного авиационного полка. Он всегда в строю, всегда достойный пример для будущих поколений защитников Отечества.

Сохранились письма Арсения с фронта к матери, в которых есть такие слова: «Мама... летал и летать буду!» Как в песне: «Погибшие за Родину в полете, мы вечно продолжаем наш полет».

Р.S. В 2011 году жители Твери были гостями нашего города и посетили Кобринский военно-исторический музей им. А.В. Суворова. Они подарили музею брошюру «Тверитяне—герои лежат в белорусской земле» (автор - В.М. Воробьев), а также ксерокопии наградного листа Арсения Морозова, его писем матери на специальных бланках почтовых карточек, копию статьи И.А. Долгова «Остался в строю навечно» из книги «Золотые звезды калининцев». Гости выразили признательность за сохранение памяти о своем земляке, вместе с тем справедливо упрекнули кобринчан в том, что на надгробье могилы Морозова в сквере Пуганова неправильно указано отчество героя. Сегодня, к счастью, эта досадная ошибка исправлена благодаря вмешательству главного специалиста по охране историко-культурных ценностей отдела культуры Кобринского райисполкома Ильи Жука.

Рысь, Е. Погибшие за Родину в полете, мы вечно продолжаем наш полет / Елена Рысь // Кобрынскі веснік. – 2012. – 28 студзеня. – С. 9. О подвиге А.И. Морозова.

Популярные материалы


Комментарии


Названия статей

Поиск по сайту

Наши партнеры

Животный мир Кобринщины, Кобрин, Беларусь

http://тех-вода.рф доставка технической воды спб