Versão em português 中文版本 日本語版
Polish version La version française Versione italiana
Русская версия English version Deutsch Version

Воздушные труженики войны

Воскресенье 22 июня 1941 года навсегда останется трагической датой. Великая Отечественная разделила людей на живых и павших, но все они на века остались в одном строю солдат Родины. В их числе и летчики 123-го авиационного истребительного полка, оборонявшего небо Кобринщины в первые дни войны.

Начальный этап войны освещают многочисленные издания книжного фонда музея им. А.В. Суворова. Среди них настоящие раритеты с дарственной надписью автора - генерал-полковника Леонида Михайловича Сандалова, бывшего начальника штаба 4-й армии. Это книга воспоминаний «Пережитое» из серии «Военные мемуары», исследование под названием «Боевые действия войск 4-й армии Западного фронта в начальный период Великой Отечественной войны» военного издательства Министерства обороны СССР и статья «На Брестско-Бобруйском направлении в первые дни войны» в журнале исторического архива Академии Наук СССР за 1961 год. Заинтересуют читателя и данные Центрального архива Министерства обороны СССР, составленные научным сотрудником музея Галиной Васильевной Пищик в 1986 году. Эти материалы прежде в местных изданиях не публиковались. Они поднимают целый пласт истории военной авиации времен минувшей войны и представляют интерес не только для профессионалов, но и для любителей истории и краеведов.

У истоков (по материалам Центрального архива Министерства обороны СССР)

123-й истребительный авиационный полк сформирован в период с 1 по 25 марта 1940 года на основе летно-технического состава 41-го, 33-го, 31-го истребительных и 14-го штурмового полков, а также молодого летно-технического состава, прибывшего из авиационных школ. Имел в составе 4-е эскадрильи и являлся структурным подразделением 58-й истребительной авиационной бригады ВОВО с дислокацией на аэродроме Балбасово (15 км юго-западнее Орши). Командир полка - Сурин Борис Николаевич, военный комиссар - Гольдфельд Лазарь Ильич.

22 сентября 1940 года, на основании приказа командующего ВВС Западного ОВО (особого военного округа), полк перебазировался на оперативные аэродромы Стригово, Именин (10 км севернее Кобрина) и вошел в состав 10-й смешанной авиационной дивизии.

С октября 1940 года до начала военных действий с немецкими захватчиками полк выполнял программу боевой подготовки и имел общий налет 7600 часов. К началу войны в составе полка находилось 87 летчиков, в том числе первого года обучения - 10, второго года обучения - 47, третьего года обучения - 30. Из них подготовленных для боевой работы в дневное время - 80, ночью - 30, на больших высотах - 50. На вооружении полка имелось 58 самолетов И-153 и 20-ЯК-1, находившихся в сборке. Самолеты ЯК-1 отличались большой маневренностью и хорошей по тем временам скоростью - 572 км/ч.

Накануне войны с немецкими фашистами полк нес постоянное дежурство эскадрильей на основном аэродроме и в течение полутора месяцев - на площадках Брест и Лыщицы, вблизи госграницы держал эскадрилью в засаде для перехвата немецких самолетов, перелетевших на нашу территорию. В первый день войны в неравном бою погиб командир полка Сурин Борис Николаевич, который провел в этот день четыре воздушных боя и лично сбил три самолета противника.

Краткое резюме о перевооружении авиации и состоянии аэродромов находим в воспоминаниях Л.М. Сандалова.

«Значительной ошибкой следует считать метод перевооружения авиационных дивизий. Новые самолеты для дивизий поступали мелкими партиями - «россыпью», а целесообразнее было бы перевооружать целые полки на глубинных аэродромах, с тем, чтобы затем их перебазировать на новые аэродромы в полном составе».

«...Я по совету Чуйкова большую часть следующего дня провел в авиационной дивизии. Меня сопровождал командир ее, полковник Ни-колай Георгиевич Белов. Четыре полка этой дивизии размещались так: бомбардировочный - в Пинске, один истребительный полк - недалеко от Кобрина, другой истребительный и полк штурмовиков - в районе Пружан. Аэродромы оказались примитивными, без бетонированных взлетно-посадочных полос. Летчики ждали замены старых самолетов новыми. Командиры полков в осторожных тонах, но довольно настойчиво обращали мое внимание на то, что в случае войны полкам немедленно нужно перебазироваться, так как старая аэродромная сеть немецкому командованию хорошо известна. Запасные полевые аэродромы для полков у нас намечены. Но еще не подготовлены, - как бы оправдываясь, доложил полковник Белов...»  Вызывало опасение у Сандалова и состояние войск ПВО.

«Со старого я поехал на новый Кобринский аэродром и застал там командира авиационной дивизии, а также командира района ПВО.

- Как видите, взлетно-посадочная полоса почти готова, - похвалился полковник Белов. - В ближайшие дни можно будет перебазировать сюда полк Сурина.

- Этому полку везет: получает и новый аэродром, и новую технику. И надежное прикрытие, - заметил я, глядя в сторону командира района ПВО. Реакция последнего была совершенно неожиданной.

- Вам хорошо известно, - заговорил он с нескрываемым раздражением в голосе, - что у меня, как и в войсках четвертой армии, зенитные части находятся в окружном лагере за Минском. Ни штаб армии, ни штаб механизированного корпуса, ни авиацию, ни даже себя прикрыть с воздуха в районе Кобрина мне нечем».

Таким образом, состояние авиации и войск ПВО к моменту вторжения немецких фашистов оставляло желать лучшего и не соответствовало сложившейся напряженной обстановке.

В ТОТ ГРОЗНЫЙ ДЕНЬ 22 ИЮНЯ 1941 ГОДА

В предрассветной мгле сотни самолетов военно-воздушных сил фашистской Германии поднялись в воздух и взяли курс к границе Совет-ского Союза. Около четырех часов утра на аэродромы, штабы, узлы дорог, административные и промышленные центры, расположенные в западной части нашей страны, обрушились тысячи бомб. За несколько часов до вторжения дыхание войны почувствовал и командир 123-го АИП Б.Н. Сурин.

Выписка из журнала боевых действий за 22 июня 1941 года: «В полночь в полку, размещенному в местечке Именин, объявлена боевая тревога. Получен приказ о рассредоточении материальной части и приведении ее в боевую готовность. Летно-технический состав немедленно направился к самолетам, чтобы выполнить этот приказ.

В 4.00 стало известно, что Брест обстреливается артогнем германских орудий и подвергается бомбардировке с воздуха. В это же время полку дано боевое задание: прикрыть с воздуха подходящие к госгранице войска Красной Армии, города Брест и Кобрин. С 4-х часов утра и началась напряженная боевая работа полка. Группы самолетов от 9-ти и до звена, ведущими которых в основном были Сурин, Жидов, Алексеев, Савченко, почти непрерывно находились в воздухе, возвращались на свой аэродром лишь для заправки горючим и за боеком-плектами.

С 4.00 до 13.00 летчиками полка произведены десятки боевых вылетов и воздушных боев с противником. О напряженности воздушных схваток с гитлеровцами можно судить по такому примеру.

В полдень звено летчиков под командованием лейтенанта Жидова вылетело на прикрытие г. Бреста. За один вылет летчиками этого звена было проведено несколько воздушных боев с бомбардировщиками противника и прикрывающими их истребителями. В результате этих боев звено сбило 2 бомбардировщика Ю-88 и 2 истребителя Ме-109, не потеряв ни одного своего самолета.

Всего же до 13.00 летчиками полка в воздушных боях было уничтожено 30 самолетов противника. Свои потери составили 9 машин сбитыми и 18 - поврежденными. Последние подвергались немедленному восстановительному ремонту, который зачастую проводился под огнем самолетов врага, штурмующих аэродром».

К началу войны в составе полка находилось 87 летчиков, в том числе первого года обучения – 10, второго года обучения – 47, третьего года обучения – 30. Из них подготовленных для боевой работы в дневное время- 80, ночью – 30, на больших высотах - 50. На вооружении полка имелось 58 самолетов 14-153 и 20 - ЯК-1, находившихся в сборке.

Интересны воспоминания о боевых действиях 123-го АИП в книгах Л.М. Сандалова.

«В первый день войны в неравном бою погиб командир полка Сурин Борис Николаевич, который провел в этот день четыре воздушных боя и лично сбил три самолета противника. Он возвратился на Кобринский аэродром тяжело раненным и скончался, не выходя из самолета. Как в Кобринском, так и в Пружанском истребительных полках осталось всего по 10-12 самолетов.

Подъезжая к Жабинке, увидели, как фашистские бомбардировщики волна за волной на небольшой высоте устремились к Кобрину. Навстречу им вылетели две небольшие группы наших истребителей. Одна из этих групп в составе четырех самолетов И-153 («чаек») сбила два фашистских бомбардировщика и смело вступила в бой с вражескими истребителями.

В боевой истории 123-го истребительного авиаполка этот случай описан так: «22.6.41 г. Четыре истребителя - капитан Мажаев, лейтенанты Жидов, Рябцев и Назаров - вступили в бой с восемью Ме-109. Самолет лейтенанта Жидова был подбит и пошел на снижение. Три фашиста, видя легкую добычу, стали сверху атаковать его, но капитан Мажаев, прикрывая выход из боя лейтенанта Жидова, меткой пулеметной очередью сразил одного «мессершмитта»; второй фашист был перехвачен лейтенантом Жидовым и подожжен. В конце боя у лейтенанта Рябцева был израсходован весь боекомплект, но Рябцев, не считаясь с опасностью для жизни, повел свой самолет на противника и таранным ударом заставил его рухнуть на землю. В этом бою были сбиты три фашистские машины, а с нашей стороны потеряна одна».

В описании боевого пути полка в борьбе с немецкими захватчиками перечисляются имена героев первого дня войны.

«Славные имена отважных летчиков-истребителей - командира полка Сурина Б.Н., меткими атаками уничтожавшего противника, комиссара эскадрильи - старшего политрука Корчагина, смело водившего звенья в атаку, лейтенанта Рябцева П.С. – заместителя командира эскадрильи, дравшегося до последнего патрона и тараном своего самолета уничтожившего фашистского истребителя, лейтенанта Завгороднего, лейтенанта Шулика, капитана Савченко, старшего политрука Сиротина, лейтенанта Калабушкина, лейтенанта Жидова и многих других, показавших в этот день чудеса храбрости и беспредельной преданности своей Родине. Эти имена войдут в историю первого дня боев как символ отваги, мужества и геройства».

«К исходу 22 июня полк получил приказ о выводе из-под удара личного состава и материальной части на новое место базирования - Пинск. Проявив четкую оперативность, командование полка, весь личный состав и исправные самолеты перебазировали на аэродром в Пинск. В этот же день 10 экипажей перелетели в Бобруйск, где в течение 4-х дней прикрывали аэродромный узел и город, вели разведку и штурмовку войск противника в районе города Слуцк.

23.06.1941 г. в командование 123-м ИАП вступил майор Мищенко Филипп Михайлович». Опоздание с постройкой новых аэродромов и перебазированием на них авиации дорого обошлось советскому командованию. Этот факт был одной из причин тяжелого положения 4-й армии в первые дни войны. В результате самолетный парк авиационных дивизий армий и частично авиационных соединений окружного (фронтового) подчинения был уничтожен первыми ударами авиации противника преимущественно на аэродромах.

(Окончание. Начало в №44 от 10 июня 2009 г.)

БОЕВАЯ ЛЕТОПИСЬ 123-го АИП  (по материалам Центрального архива Министерства обороны СССР)

27 июля 1941 года была поставлена чрезвычайно ответственная задача - в короткий срок изучить, освоить и перевооружиться на новые самолеты ЯК-1. Эту задачу полк выполнил блестяще. Перебазировавшись на аэродром Монино, в течение 12 дней весь полк был переучен на новой технике и включен в боевой состав 6-го истребительного авиакорпуса ПВО г. Москвы. 33 экипажа полка днем и ночью защищали Красную Площадь от налетов фашистской авиации.

27 сентября, согласно распоряжению Ставки Верховного Главнокомандования, полк в составе 2-х эскадрилий (с аэродромов Мо-нино и Кубинка) перебазирован на Ленинградский фронт и вошел в состав 7-го истребительного авиакорпуса ПВО Ленинграда, где был укомп-лектован до 3-х эскадрилий.

В первых числах октября 1941 г. Военный Совет Ленинградского фронта возложил на полк одну из самых ответственных задач - прикрытие единственной коммуникации, питающей г.Ленинград и войска Ленинградского фронта - водной и ледяной трассы через Ладожское озеро и порта Осиновец. З время боевых действий противник 70 раз пытался бомбить охраняемый объект, но благодаря самоотверженной работе летчиков только в семи случаях одиночным самолетам удалось прорваться в район цели и сбросить бомбы, не причинив ущерба. За хорошую работу командованием ПВО Ладожского озера объявлена благодарность. За отличную организацию боевой работы командир полка майор Мищенко награжден орденом Ленина, военный комиссар полка Гольтфельд орденом Красной Звезды.

За 7 месяцев войны за отвагу и геройство, проявленные в борьбе с немецкими фашистами, было награждено 15 летчиков. Кроме того, 5 летчиков, 4 техника 4- й эскадрильи, оставшиеся на аэродроме Едрово, также награждены орденами и медалями. Летчики старший лейтенант Пидтыкан и младший лейтенант Воронцов представлены к высшей награде - званию Героя Советского Союза.

22 ноября 1942 г. приказом комиссара обороны №374 полк преобразован из 123-го АИП в 27-й гвардейский истребительный авиаци-онный полк. К моменту присвоения этого звания летчики полка провели 291 воздушный бой, в которых участвовало 779 наших и 1428 самолетов противника, сбито 153 самолета противниц. За участие в героической обороне г. Ленинграда Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 декабря 1942 г. весь личный состав полка награжден медалью «За оборону Ленинграда».

Вступив в новый, 1943 год, полк в период с января по март участвовал в операциях по прорыву блокады г. Ленинграда и обеспечивал наступательные действия наземных войск Ленинградского фронта. 13 марта 1943 г. полку было вручено Гвардейское знамя, принимая которое, весь личный состав полка дал клятву до победного конца сохранять честь и славу советской гвардии.

9 июня 1944 г. начались операции войск Ленинградского фронта по разгрому немецко-финских войск на Карельском перешейке, в которых полк обеспечивал наступление наземных войск с воздуха. Своеобразный ландшафт Карельского перешейка делает его исключительно сложным районом для боевых действий. Лесные массивы, огромное количество болот и озер, редкие линейные ориентиры позволяют выполнить поставленные задачи лишь при отличной навигационной подготовке и детальном, до мелочей, знании района личным составом. Летчики полка в ходе операции показали, что вполне обладают этими качествами. За весь период не было ни одного случая потери своих бомбардировщиков.

Полку, как отличившемуся в боях с немецко-финскими захватчиками во время прорыва линии Маннергейма и овладения городом и крепостью Выборг, приказом Верховного Главнокомандующего №073 от 02.07.1944 г. присвоено наименование «Выборгского».

27 гвардейский ИАП принимал участие в освобождении Советской Эстонии, затем возвратился на аэродром постоянного места базирования г. Гатчина, где выполнял задачу по прикрытию г. Ленинграда и ком-муникаций на подступах к нему. Боевых вылетов в течение 1945 г. не производилось, т. к. в секторе действия полка противник не появлялся.

Таков славный путь боевого полка, прошедшего в ожесточенных схват-ках с врагом от первого до последнего дня войны. Не случайны успехи, достигнутые в боях с коварным и хитрым врагом. Высокое мастерство, мужество, отвага, высокая дисциплинированность, организованность и самоотверженная работа всего личного состава привели полк в ряды гвардии.

Всего за период Великой Отечественной войны с 22 июня 1941 г. по 9 мая 1945 г. полком произведено боевых вылетов - 7659; на разведку - 274; на штурмовку -160; по прикрытию наземных войск - 637; на сопровождение своих самолетов -1368. Проведено воздушных боев - 421, сбито самолетов - 254.

За сухими данными статистики скрываются человеческие судьбы, боль и страдания людей, знавших войну не по учебникам. Пройдя через кромешный ад, заплатив непомерную цену собственными жизнями, они добыли для нас, живущих сегодня, право быть людьми и видеть этот мир во всех оттенках. Они - не жертвы войны. Они, даже те, кто погиб в первые ее часы, - ее победители. А мы - их потомки. Забывать об этом нельзя никогда, как и о цене, заплаченной за мир, доставшийся нам в наследство.

Эпилог

Наверное, читателю интересно, как сложилась дальнейшая биография 123-го АИП (27-го гвардейского истребительного Выборгского авиационного полка) после войны. Собрать эти сведения удалось благо-даря сотрудничеству с Дмитрием Александровичем Дьяковым - старшим преподавателем кафедры летательных аппаратов и авиационного оборудования Минского авиационного колледжа, аспирантом ГНУ «Институт истории» НАН Беларуси. В 1970 г. полк базировался на аэродроме г. Пушкин (под Ленинградом).

В том же году он перебазировался в Средне-Азиатский военный округ в Уч-Арала (в юго-восточном Казахстане, на границе с Китаем). До 1972 г. полк был оснащен самолетами МиГ-19. Часть поступила в непосредственное подчинение командованию 10-й САД (смешанной авиационной дивизии). В 1971 г. летчики полка переучились на самолеты МиГ-21.
В июне 1981 года 27-й гвардейский ИАП был направлен выполнять интернациональный долг в Афганистан в составе двух эскадрилий и управления полка. За год пребывания в ДРА орденами и медалями были награждены почти все офицеры и прапорщики полка. Командир полка полковник Виктор Севастьянович Кот был удостоен высшего звания - Героя Советского Союза. Полк возвратился на Родину 3 июня 1982 г.

В марте 1985 г. полк отмечал 45-летие своего основания. Проводилось много мероприятий по ознакомлению с историей полка.  Весной 1989 г.0-я САД, в состав которой входил и 27-йИАП, была переименована в Учебный Авиационный Центр (УАЦ). Полку была поставлена задача подготовить весь летный состав к инструкторской работе до приема выпускников авиационных училищ. Была снята задача несения боевого дежурства.

Последние полеты в полку состоялись 20 мая 1992 года. Самолеты были сданы на базу хранения на аэродром Талды-Курган. Документы и знамя полка были сданы в Подольский архив Министерства обороны Российской Федерации.

Елена РЫСЬ,
зав. научно-экспозиционным отделом
Кобринского военно-исторического музея им. А. В. Суворова.

Партизанским соединениям Беларуси 8 июня 1944 года было направлено письмо секретаря ЦК КП(б)Б П.Пономаренко о проведении третьего этапа рельсовой войны.

Письмо секретаря ЦК КП(б)Б П.Пономаренко

Противник, используя затишье на советско-германском фронте, усилил перевозки живой силы, техники по железным дорогам.

С целью срыва вражеских перевозок приказываю:

1. Всеми силами соединения провести массовое разрушение рельсов методом рельсовой войны.

2. К подготовке операции приступить немедленно, сохраняя ее в строжайшей тайне.

Наносить непрерывные удары, добиваясь полного срыва перевозок противника. Дополнительные указания давать не буду, действовать самостоятельно. О ходе операции доносить немедленно.

Рельсовая война - такое условное название получили операции советских партизан, целью которых было одновременное массовое разрушение железнодорожных коммуникаций врага и дезорганизация военных перевозок. Они проводились народными мстителями накануне или во время наступлений Красной Армии на фронтах.
В Беларуси рельсовая война проходила в три этапа. Первый начался в ночь на 3 августа 1943 года, когда около 74 тыс. партизан нанесли мощный удар по коммуникациям врага во время контрнаступления советских войск под Курском. Продолжался он до середины августа. Второй этап под условным названием "Концерт" проводился с 19 сентября до начала ноября 1943 года - в первый период освобождения Беларуси. Заключительный этап был назначен накануне операции "Багратион".

Перед партизанами Беларуси была поставлена конкретная задача - взорвать 48,1 тыс. рельсов на важнейших участках железной дороги. Началась активная подготовка. С Большой земли перебрасывались оружие и боеприпасы. Народным мстителям самолетами было доставлено 52 т тола, 110,6 тыс.м бикфордова и детонирующего шнура, 198,5 тыс. капсюлей-детонаторов. Подрывному делу был обучен практически весь личный состав партизанских формирований.
Из отчета командования партизанской бригады "Чекист" Могилевской области о разрушении железнодорожного хозяйства на железной дороге Москва-Минск

По получении приказа генерал-лейтенанта Пономаренко о проведении одновременного налета на железную дорогу с задачей разрушения всего железнодорожного хозяйства - рельсов, водокачек, будок - все отряды приступили к подготовке операции. Отряды были отозваны из Шкловского, Толочинского, Круглянского районов действий. Участок для проведения операции был отведен для бригады на железной дороге Минск-Москва, перегоне Славное-Троцилово. Отряды приступили к подготовке личного состава по подрывному делу - обучению правильному обращению с толом, капсюлями, бикфордовым шнуром и методам взрыва рельсов; каждый отряд получил участок железной дороги для проведения операции.

Отряды после этого выслали по отделению для разведки отведенных участков, которым была поставлена задача: разведать систему охраны железной дороги, расположение бункеров, гарнизонов и их численный состав, тщательно изучить местность и наиболее удобные подходы к железной дороге. Для ведения разведки и получения более точных данных были привлечены диверсионные группы, работающие на этом участке.

Как и наступление на белорусских фронтах, подготовка к этой грандиозной партизанской операции проходила при соблюдении строжайшей секретности.

БЕЛТА

Рысь, Е. Воздушные труженики войны / Елена Рысь // Кобрынскі веснік. – 2009. – 10 чэрвеня, 17 чэрвеня. Краткая история 123-го авиационного истребительно полка, оборонявшего небо Кобринщины в первые дни войны.

Популярные материалы


Комментарии