Шеметы и Шеметовка | Марчук Нина Григорьевна | Туристический Кобрин
Versão em português 中文版本 日本語版
Polish version La version française Versione italiana
Русская версия English version Deutsch Version

Шеметы и Шеметовка

Шеметовка

К началу последней войны официально в сельском селении Шеметовка, что на Кобринщине, проживало 255 жителей. А первые письменные упоминания селения, найденные на польской карте, относятся всего лишь к 1931 году. В книге «Память. Кобринский район» деревня Шеметовка впервые упоминается 15 января 1940 года, хотя старожилы утверждают, что поселение существовало ещё «до поляков», а в 1939 году там был создан сельский совет, названный Иловским. Располагался сельсовет в помещичьей усадьбе Казимира Шемета. Правда, самого Шемета уже не было в живых, а его жену активисты советской власти в считанные часы переселили в барак, где некогда жила прислуга.

Улавливает ли читатель, что название деревни созвучно фамилии помещика? Так оно и есть! И связи между Шеметом и Шеметовкой существуют самые непосредственные. Говорят, что несколько раз в 60-е годы выдвигалась идея переименовать Шеметовку в Малиново, Вольное, Привольное… Но почему-то не переименовали.

Исторические корни семейства, носившего фамилию Шемет, уходят вглубь веков. Из различных источников была по крупицам собрана такая информация: это семейство принадлежало к древнему шляхетскому гербу «Лебедь», который упоминается уже в XIII веке. К этому гербу, кстати, относились 220 родов Беларуси, Украины, Польши и Литвы. А выглядел он так: на красном поле серебряный лебедь, такой же лебедь сверху на короне – величественная птица с поднятыми вверх крыльями, которая в любой момент готова взлететь вверх. Лебедь всегда ассоциировался у наших предков с подвигом и поэтическим вдохновением. И Шеметы своему гербу «Лебедь» соответствовали. Например, в XVI веке Ян Шемет – владелец местечка Дубровляны, некогда Мозырского уезда – в войско Великого княжества Литовского поставил 38 хорошо обученных и вооруженных конников.

Известно также, что в 1566 году некий кастелян жамойтский по имени Мильхор также носил фамилию Шемет (или Шемета). Генеалогическое древо знаменитого польского рода Вишневецких составил Николай Шемет (-а), он же был депутатом польского сейма в 1669 году. Некто Юзеф Шемет был участником январского восстания 1863-64 годов. Уроженец Украины Богдан Шемет (1908-1992) занимался политикой в эмиграции в Австралии.

Возможно, кто-то из них являлся предком Шеметов из кобринской Шеметовки. Но вот Езельсей Котик, служивший управляющим у деда последнего владельца имения Шеметовка Казимира Шемета, оставил после себя интересные записи о своём хозяине. Сам Езельсей, бедный, но грамотный еврей, родился в 1847 году в Каменец Литовске. Его дед, проживавший в д.Пески, сделал внуку подарок: за 600 рублей в год взял на несколько лет в аренду одно из поместий Шемета. Было это после польского восстания 1863 года. Сам пан Шемет жил в имении Бабич в 30 верстах от Каменца в сторону Пружан. А свои земли в Кошелево, Тевлях, Стригово, возле Иловска сдавал в аренду, от которой имел немалые деньги, но держал их в Варшавском банке и был скуповат. Интересны сведения, полученные из записок управляющего, который арендовал усадьбу Шемета в Кошелево. В селении было 27 дворов, крестьяне держали стадо в 600 голов, то есть в среднем по 20 голов скота на семью. Пахотной земли у крестьян и у помещика-арендатора было мало. Поэтому весь скот: и крестьянский, и арендатора – пасли по панским лесам, иногда с разрешения хозяина, но чаще самовольно.
По закону, после отмены крепостного права крестьяне землю и лес тоже арендовали у помещика, только не за деньги, а за трудовой выкуп. Хлеб в поле убирали толокой: день пану, день себе. Сено заготавливали напополам. Вроде, ладили. И, похоже, при таком хозяйстве не голодали. Сам помещик Шемет был женат, причём жена была значительно моложе пана. И была у них красавица дочь пятнадцати лет. Стал к молодой панночке заглядывать жених – Бруно Лозанский из Слонима. Всё бы хорошо, но жених был большой мот и весь в долгах. Не хотелось Шемету такого зятя. Но Бруно схитрил: взял и похитил панночку. Правда, девушка предусмотрительно оставила родителям полное раскаяния письмо с приглашением на свадьбу. Шемет на свадьбу не поехал, но уведомил дочь, что лишает её всяких прав на наследство. Слёз было пролито немало в ту пору. Но через год родители с непокорной дочерью помирились. Однако стресс не прошёл бесследно: старый Шемет скоропостижно умер, у жены его повредился рассудок, и она тоже вскоре отправилась вслед за мужем. А зятёк начал наследство проматывать. Тогда панночка со своим маленьким сыном Казимиром переехала в одно из имений отца, которое находилось в Кобринском уезде неподалёку от деревни Иловск. При этом она оставила за собой девичью фамилию Шемет, на которую записала и своего ребёнка. Её сына Казимира Бруновича Шемета ещё помнят местные старожилы. Свои родовые поместья, чудом оставшиеся во владениях Шемета после несерьёзного мота-отца, Казимир Шемет, как и его предки, сдавал в аренду. А в имении возле Иловска, ставшем носить в простонародье имя хозяина, перед Первой Мировой войной разбивает огромный, на площади в 3 гектара, вечнозелёный парк с диковинными, невиданными доселе в нашей местности деревьями. Рядом молодым владельцем был посажен плодовый сад, вокруг которого росли кусты сирени. Пешеходные дорожки были проложены так, что, прогуливаясь по саду, можно было попасть в разные его уголки. Кое-что из былого великолепия можно увидеть ещё и сегодня. До сих пор растут там японские тонкочешуйные лиственницы Кемпфера с горизонтальной кроной. Ещё плодоносят две старые черешни, выросшие до 9 метров в высоту то ли из черенков, посаженных Шеметом, то ли из отростков от старых Шеметовских саженцев. Ещё красивы в летнем наряде клёны с раскидистой кроной, а один из них, высотой около 18 метров, явно помнит своего хозяина молодым. Есть там также бузина, акация, бересклет, рябина, козья ива, конский каштан и другие интересные растения. Вдоль этого живописного парка проходила главная аллея усадьбы. Теперь это улица деревни.

Интересовался Казимир Шемет и земледелием. Чтобы панский огород давал хорошие урожаи, привёз однажды хозяин поместья из Украины по железной дороге несколько вагонов чернозёма, изрядно удобрив тем самым скудную землю своей Шеметовки. Были у Казимира Шемета и дети. Но они учились в Варшаве и приезжали в Шеметовку крайне редко. Как некогда его дед, был Казимир Шемет изрядно скуп, что послужило поводом для произошедшей в поместье трагедии. Было это где-то примерно в году 1930-м. То ли крестник Казимира, то ли кто-то другой стал инициатором группового разбойного нападения, в ходе которого Казимир Шемет был зверски убит. А вот жену пана не тронули. Прибывшая наутро полиция быстро нашла и арестовала убийц. Пана Казимира похоронили в Кобрине возле Костёла Успения Пресвятой Девы Марии. Но сегодня уже нет ни надгробья, ни могилы помещика Шемета, хотя очень многие
помнят, что надгробный камень был. Куда он исчез? Нет ответа…

После смерти пана его вдова наняла в качестве управляющего имением некоего Петра Простского. Видимо, предчувствуя грядущие перемены, новый управляющий распродавал земли по дешёвке, а деньги пересылал детям Шемета в Варшаву. В 1940 году новая власть управляющего депортировала в казахстанские степи. Дальнейшая его судьба неизвестна. Жену пана Казимира почему то не тронули, но переселили в барак, где вскоре она и умерла. Похоронена на местном кладбище. В имении разместился Иловский сельсовет. Во время Великой Отечественной войны в году 1942-м в помещичьей усадьбе на зиму стала на постой фашистская жандармерия. А когда активизировались партизаны, то один из них, партизан отряда имени С.Кирова Максим Ермашук заставил сельчан навозить в панский дом соломы и прилюдно поджёг «ненужное панское добро». Сегодня на месте одноэтажного, с мансардой, помещичьего дома на руинах фундамента поднялось молодое поколение деревьев. Партер сплошь порос диким рябинником. А деревня неподалёку от исчезнувшего дворянского гнезда ещё существует. Согласно сведениям от 1 января 1999 года, в Шеметовке было 112 дворов и 312 жителей. Сегодня эти цифры уменьшились ровно наполовину. Шеметовка признана неперспективной деревней и доживает свой век с людьми преклонного возраста.

Источник информации: Кобрин-информ