Versão em português 中文版本 日本語版
Polish version La version française Versione italiana
Русская версия English version Deutsch Version

Первый священномученик земли Кобринской

Память 28 марта

«И зажёгши свечу, не ставят её под сосудом,
но на подсвечник, и светит она всем в доме»
(Мф.5.15.)
 

Речь пойдёт о протоиерее о.Николае Пискановском, умершем от пыток в тюрьме г.Архангельска 28.03.1935 года.

Малая родина о.Николая – село Збироги, недалеко от г.Бреста. Служил же он в Стриговской Симеоновской церкви. Из известного священнического рода Котовичей его жена Клавдия, с которой он познакомился в селе Страдеч…
Однако, обо всём по порядку.

И отец, и дед о.Николая были священниками. Родился он 1 мая (по новому стилю) 1887 года в селе Збироги (ныне Брестский район). Отец – Иаким, мать – Мария Кадлубовская. В семье было два брата и четыре сестры.

Церковь, в которой служили священники Пискановские, носила название Параскевы Пятницы. Строилась в 1610 году на деньги княгини Агаты Сапега как униатский храм села Збироги. С 1866 года, после известных событий 1863-1864 гг., церковь стала православной. В 1920 году ввернута католикам и отреставрирована в 1925 году. После 1945 года вновь передана православным. Церковь до сих пор деревянная. Не горела, не грабилась. Сохранилось несколько икон 18 столетия, которые «помнят» священников Пискановских. Как рассказал мне о.Пётр, тридцать лет служивший в этом храме, он видел (и помнит) в церковных книгах записи о.Иакима Пискановского, настоятеля храма с 1900 по 1916 г. В 1909 году о.Николай Пискановский окончил Брест-литовскую духовную семинарию и его отправили псаломщиком в Стриговскую церковь, в 7 км от Кобрина.

Время «сохранило» поздравительную открытку отца Иакима своему сыну: «Его благородию, стриговскому псаломщику Николаю Пискановскому…»

И несколько слов о Стриговской Симеоновской церкви. Построена она из дерева в 1808 году на средства помещика Ластовского. Стояла в центре села, рядом с бойкой дорогой на Кобрин. Двукупольная: серебристого цвета купола венчали золочёные кресты. Крыша двускатная, из жести. На звоннице было несколько колоколов. Внутри храм был окрашен голубой краской. Сегодняшние старожилы ещё помнят много икон и великолепное паникадило, с интересной предисторией. Не тронули церковь ни наполеоновские солдаты, ни кайзеровцы, ни польская кампания, ни фащисты, ни партизаны, ни «хрущёвская оттепель». Беда случилась в недалёкие «брежневские». Закрыли её в 1962 году. Использовали под школьный спортзал. Сгорела она 7 ноября 1975 года, толи случайно, толи преднамеренно. Одному Богу то известно.

Так вот. В 1913 году псаломщик Симеоновской церкви села Стригово о.Николай Пискановский женится на Клавдии Петровне Котович, дочери уважаемого протоиерея из села Страдич Брестского уезда. К тому времени его рукополагают в дьяконы и переводят в храм Св.Николая, в Брестской крепости. Там он и венчался.

Гарнизонный собор Св.Николая строился в 1851-1856 гг. на средства офицеров Брестской крепости и войскового духовенства. Но в 1872 году был перестроен (по своей высоте не соответствовал стратегическим целям крепости). С началом военных действий (1915 год) храм был военным госпиталем. С 18 марта 1921 года храм у римо-католиков, а с 1922 – костёл св.Казимира. С 1939 года, с приходом Красной армии, собор переоборудован под гарнизонный клуб. В Великую Отечественную храм был полуразрушен. Так он простоял до 1994 года, до возвращения его православной церкви.

С 1995 года храм отремонтировали, и там идут богослужения. В 1999 году храм украсил новый крест, в 2001 году на звонницу подняли колокол весом 1 тонну, а в 2004 году новое семиярусное паникадило украсило внутреннее пространство храма.

В связи с наступлением германо-австрийских войск (осень 1915 года), гарнизонный госпиталь храма переводят в Одессу. Туда же переезжает и семья Пискановских, уже с маленькой дочкой Ксенией. Эвакуируется также и епархия, куда входит госпитальный храм. А кафедра переносится в Москву. В то время её возглавлял владыка Тихон (Белавин). Вот к нему для рукоположения в священники был вызван из Одессы о.Николай. Рукоположение проходило в храме Христа Спасителя. А в 1918 году госпиталь в Одессе был ликвидирован. И о.Николай уехал вторым священником в украинское село Павлыш. Здесь 12 ноября 1918 года у них родился сын Николай.

Время было смутное. Появились различные банды. Два раза ему грозили расстрелом. В начале 20-го года в соседнем селе Ивановка убили священника, и его место занял о.Николай. Затем был храм г.Александрия. Вот там и происходит первый арест о.Николая. Затем были очередные аресты, переселения с места на место. А после Воронежа он был сослан на Соловки.

(О.Николай был стоятелем за правду Божию. И несмотря на своё краткое пребывание в тех или иных местах, быстро приобретал всеобщее уважение и любовь верующих. Имел достойную его имени, примерную в христианской жизни благочестивую семью, всеми любимую).

Протоиерей о.Николай Пискановский с 1928 по 1931 годы находился в 4-м отд. Соловецкого концлагеря (на самом острове «Соловки»). Работал он в так называемом «Рыбзверпроме», где плёл сети, творя Ииссусову молитву.

  Отец Николай Пискановский

Отец Николай был духовником всего «катакомбного» духовенства и мирян в концлагере. Его глубоко чтили все епископы, не принявшие декларации митрополита Сергия. По свидетельству выжившего узника Соловецкого концлагеря И.М.Андреевского, из его воспоминаний, опубликованных за рубежом: «Однажды о.Николай получил записку от жены: «мы всегда радуемся, думая о твоих страданиях за Христа и его Церковь. Радуйся и ты о том, чтобы и мы сподобились быть снова и снова гонимыми за Господа».

Очень примечателен и рассказ И.М.Андреевского о тайных службах на Соловках: «Так, например, в Великий Четверток 1929 г. служба с чтением 12 Евангелий была совершена в нашей камере врачей, в 10-ой роте. К нам пришли, якобы по делу о дезинфекции, Владыка Виктор и о.Николай. Потом, катакомбно, отслужили церковную службу, закрыв на задвижку дверь...

В пятницу, когда мы, врачи, только что вернулись в свои камеры после 12-ти часового рабочего дня, к нам пришел о.Николай и сообщил: Богослужение – чин погребения – состоится и начнётся через час. «Где?» – спросил Владыка Максим. «В большом ящике для сушки рыбы, который находится около леса ... Условный стук 3 и 2 раза. Приходить лучше по одному»...

Через полчаса Владыка Максим и я вышли из нашей роты и направились по указанному «адресу». Дважды у нас спросили патрули пропуска. Мы, врачи, их имели. Но как же другие: Владыка Виктор, Владыка Иларион, Владыка Нектарий и о.Николай?… Владыка Виктор служил бухгалтером на канатной фабрике, Владыка Нектарий – рыбачил, остальные – плели сети…. Вот и опушка леса. Вот ящик, длиной сажени 4. Без окон. Дверь едва заметна. Светлые сумерки. Небо в темных тучах. Стучим 3 и потом 2 раза. Открывает о.Николай. Владыка Виктор и Владыка Иларион уже здесь... Через несколько минут приходит и Владыка Нектарий. Внутренность ящика превратилась в церковь. На полу, на стенах еловые ветки. Теплятся несколько свечей. Маленькие бумажные иконки. Маленькая, в ладонь величиной, плащаница утопает в зелени веток. Молящихся человек 10. Позднее пришли еще 4-5, из них - два монаха... Началось богослужение. Шепотом. Казалось, что тел у нас не было, а были только одни души... Я не помню как мы шли «домой», т.е. в свои роты. Господь покрыл!

Светлая заутреня была назначена в нашей камере врачей. К 12 часам ночи, под разными срочными предлогами по медицинской части, без всяких письменных разрешений, собрались все, кто собирался придти, человек около 15… После заутрени и обедни сели разговляться. На столе были куличи, пасха, крашеные яйца, закуски, вино (жидкие дрожжи с клюквенным экстрактом и сахаром). Около 3 часов разошлись…»

О Соловецком периоде в жизни о.Николая с большим почитанием пишет в своих «Воспоминаниях» Дмитрий Сергеевич Лихачев: «Его нельзя было назвать веселым, но всегда в самых тяжелых обстоятельствах он излучал внутреннее спокойствие. Я не помню его смеющимся или улыбающимся, но всегда встреча с ним была какой-то утешительной. И не только для меня».

Теперь о супруге о.Николая.

Клавдия Петровна Пискановская проведёт в УСЛОНе больше трех лет, но на острова она так и не попадет, пройдя страдный путь по «командировкам» материковой Карелии (подобно раковой опухоли Соловецкого Гулага, и скоро оно развернётся в чудовищную зону Беломорканала).

Тем не менее, Клавдии Петровне довелось встретиться с мужем на пересыльном пункте. Добавлю. После ареста матушки Клавдии, ее свекровь Мария Ивановна увезла внуков из Воронежа к дочери Екатерине Иакимовне в г.Коростень (возле Житомира).

Однако вернёмся к судьбе семьи Пискановских. Сын Коля уже школьник старших классов. И приезжал он в Архангельск проведать отца. (Свидетельство тому сохранившееся фото, датированное 1933 годом). Наведывалась к о.Николаю и его мать Мария Ивановна.

А жена – Ксения Петровна, освободилась из лагеря весной 1934 года и уже все поехали в Архангельск. О.Николай в это время немного подлечился (благодаря хлопотам жены и друзей), работал он сторожем на городском кирпичном заводе, а жили они на квартире у одной бедной женщины.

Последний арест архангельской группы церковников начался в мае 1934 года. Первым ОГПУ схватило владыку Серафима. До о.Николая черёд дошёл в сентябре. Обвинение: «Принадлежность к истинно православной церкви». Следуют мучительные допросы, очные ставки.

На этот раз подорванный организм не выдержал. 10 апреля (по новому стилю) 1935 года в тюремной больнице о.Николай умер. Стали хлопотать о получении семьёй тела усопшего. В хлопотах, кроме семьи, принимали участие и сотрудники городской больницы, Дмитрий Васильевич Никитин, профессор, некогда личный врач писателя Льва Толстого, Дмитрий Лихачев (впоследствии академик, «икона» науки СССР), Всеволод Волков (правнук Саввы Морозова) и многие другие.

Похоронят о.Николая на городских кладбищах г.Архангельска. Могилка обозначена оградой и крестом с надписью. Сохранил ее все тот же Дмитрий Лихачев, которого на Соловках еще студентом встретил о.Николай и помог ему выжить в том аду, в который их обоих загнала судьба.

Тысячи каторжников лежат безизвестными на Северной Двине. А могилку о.Николая сохранили, ухаживают за ней. И преклоняют колени, прося помощи. И он слышит просящих и помогает им. Разве это не чудо?

Эпилог
И дальнейшая судьба семьи Пискановских заслуживает описания. Коль мне судьба предоставила возможность прикоснуться к жизни о.Николая, я Это сделаю, т.к. считаю, что православная общественность малой родины о.Николая должна знать об этой, в высшей степени духоподъёмной, истории.

Русская Зарубежная православная церковь на соборе 1/14 ноября 1981 года о.Николая Пискановского прославила в лике новосвященномученика. Клавдию Петровну с дочерью опять арестуют по «церковному делу» в 1937 году и направят в лагерь на реке Пинега, в Архангельской области. А в 1940 году дочь Ксению опять будут судить в лагере и добавят срок.

Сын Коля Пискановский окончит школу с золотой медалью и в 1938 году поступит в Московский институт инженеров железной дороги. Он регулярно старался направлять в лагерь посылки матери и сестре, хотя сам жил на стипендию и нищенские приработки.

Но началась ВОВ. В лагерях отменяют и письма, и посылки. И лагерь переводят в глубь страны – в Коми АССР. Заключенных практически не кормят. Сына Колю вместе со своим институтом эвакуируют в Томск, где он весной 1943 года блестяще защищает свой дипломный проект, и направляют на работу в Пермь. К тому времени переписка с лагерем восстанавливается. А безнадёжно больных лагерников по акту освобождают.

Но в Перми Клавдию Петровну не прописывают. Приписывается она в деревне в 25 км. от Перми. Сестра Ксения всё ещё в лагере. А Клавдия Петровна смертельно больна. И 29 марта 1944 года она умирает. В мае 1945 года сын Николай Пискановский поступает в аспирантуру и возвращается в Москву. Учится, работает и хлопочет с посылками в лагерь сестре. Но сам заболевает туберкулёзом, попадает в больницу и умирает.

Сестра Ксения освобождается из северных лагерей только в 1947 году, и рожает доченьку Наташу. Но в 1949 году ее вновь арестовывают и направляют в Рыбинские лагеря, а ее доченьку прячут у себя православные сердобольные «бабушки». Ксения освобождается из лагеря только в 1955 году и воссоединяется со своей дочерью. Живут они дружно. Дочь Наташа получает специальность инженера и работает в Уфе.

Ксения Николаевна скончалась в 1997 году. Ее доченька Наташа жива, и проживает в г.Тутаев, недалеко от Ярославля.
А что на малой родине священномученика о.Николая Пискановского?

В селе Страдеч Брестского уезда после священника Петра Васильевича Котовича, отца жены о.Николая, в храме Св.Софьи с 1919 года по 1927 год служил священником о.Фёдор (Дмитриюк), впоследствии владыка Флавиан, архиепископ Горьковский и Арзамазский.

Храм, в котором служили Котович и Дмитриюк, в последнюю войну сгорел, но четверть века тому восстановлен (с этим же названием). Новый настоятель Свято-Софиевской церкви села Страдеч – о.Николай Головко.

А вот в селе Збироги храм стоит уже четыреста лет (конечно же он ремонтировался, и не раз). Возле храма сохранились порядка двадцати захоронений настоятелей храма и членов их семей. Могилы обозначены крестами. Но надписи никого из Пискановских я не нашла.

Не сохранился и дом Иакима Пискановского. Но есть фото: о.Николай и о.Иаким на лавочке возле дома. На месте усадьбы Пискановских четверть века тому построено новое жилье. Стриговский Симеоновский храм есть на фото и в памяти старожилов. И ещё. О священномученике о.Николае Пискановском я узнала недавно из телефонного звонка из г.Архангельска от Сергея Шишелова.

Он попросил меня, и я согласилась, провести расследование и довести до православной общественности историю жизни этой многострадальной за веру семьи.

Почему я, и почему Сергей?

Сергей предприниматель (с его слов). Навалившиеся на его неудачи (пару лет тому) только после преклонения к могилке и просьбы у о.Николая ушли в никуда. Сергей и сам наравне с другими начал ухаживать за могилкой. Разыскал архив о.Николая, нашел его внучку Наташу. Кстати. Они (архангельцы) попросили разрешения приехать к нам, на малую родину новомученика о.Николая.

И мы ждём их. А почему я? Сергей мой материал о Симеоновской церкви села Стригово и о семье Котовичей прочитал на сайте «Туристический Кобрин» (http://ikobrin.ru), с помошью которого и связался со мной. А его обращения в другие инстанции результата не дали. Я же «пошла навстречу». И ещё.

Духовенство Украинского Экзархата причислило о.Николая к лику святых. Но ведь его корни у нас, на Кобринщине!?
 

Нина Марчук

ноябрь 2013 года

Материалы



Наши партнеры

Бенто Суши, Кобрин, Роллы, Суши, Беларусь

курсовые работы на заказ самара