Дом, где не слышны шаги | Марчук Нина Григорьевна | Туристический Кобрин
Versão em português 中文版本 日本語版
Polish version La version française Versione italiana
Русская версия English version Deutsch Version

Дом, где не слышны шаги

Старинный особняк в Кобрине помнит героев былых времен. Усадьба выстроена еще в XVIII веке. По преданию, жил в ее покоях А.В.Суворов. Так ли это, историки, впрочем, спорят до сих пор. Однако с домом связаны судьбы других, не менее именитых владельцев.

До Второй мировой войны его называли «усадьбой Траугутта». «Одноэтажный, деревянный, отштукатуренный и побеленный. С гонтовой четырехскатной крышей, открытым крыльцом на четырех столбах», — так описывает дом один из путеводителей 30–х годов прошлого века. На входной двери теперь указано лишь, что «здесь жил А.В.Суворов в 1797 и 1800 гг.». Кто такой Траугутт, пожалуй, немногие сейчас скажут.

Его звали Ромуальд. Родился 4 (16) января 1826 года в поместье Шестаково Кобринского уезда (ныне Каменецкий район). Сделал неплохую карьеру в российской армии: участвовал в Крымской войне, в подавлении венгерской революции. Но случилось так, что у Траугутта умирают двое детей, бабушка по материнской линии, воспитывавшая его с рождения, а затем и жена. Он подает в отставку и возвращается на Кобринщину, где без опеки оставались две старшие дочери.

Ромуальд начинает улаживать дела о наследстве, покупает недалеко от Петропавловской церкви скромный дом, тот самый «суворовский». Судьбы Суворова и Траугутта переплелись в причудливый узел. В Кобрине шляхтич Ромуальд Траугутт познакомился с Антониной Костюшко, внучатой племянницей Тадеуша, предводителя восстания, подавленного генералиссимусом.

Траугутт женится на Антонине Костюшко, берет отставку и селится в имении Островье Кобринского уезда. Когда летом 1862 года местные крестьяне встречали нового пана, ему было всего 36 лет. Высокого роста, подтянутый, с роскошными черными усами. Всегда со спокойным, слегка ироничным взглядом. Элегантный гражданский костюм не скрывал военной выправки. Ромуальд был уверен, что уже ничто не нарушит его покой. Семья жила в уединении, редко навещая соседей. А дом в городе сдали в аренду под гостиницу.

И вдруг в январе 1863 года в поместье приходит весть: за Бугом началось шляхетское восстание! В феврале мятежники уже взяли Пружаны и двинулись в пинские леса. Когда огонь бунта перекинулся на Кобринский уезд, послы от местного дворянства предложили возглавить борьбу именно Траугутту. Как российскому офицеру ему трудно было принять такое решение. Но он его принял...

Отряд повстанцев состоял из шляхты, бывших чиновников, помещичьих служащих и крестьян. Вооружены они были охотничьими ружьями, пистолями и крестьянскими косами, отчего и назывались косинерами.

Почти все бои с царскими войсками повстанцы проиграли. Оборванные, голодные, преследуемые казаками, люди Траугутта скрывались по лесам и болотам. Ромуальда одолевала лихорадка. Тогда он решается распустить отряд и поодиночке пробиваться в Беловежскую пущу. Сам же скрывается в поместье Людвиново у Петра Ожешко — мужа Элизы Павловской, которая по фамилии супруга стала известна всему миру как классик польской литературы. Элиза сочувствовала Траугутту, и в ее имении он прожил половину июня 1863 года. В июле Ожешко лично отвезла Траугутта на границу с Польшей, чтобы тот мог добраться до Варшавы и укрыться от российской полиции.

Но Траугутт не собирался прятаться. Он вскоре становится «диктатором» восстания, пытается взять реванш хотя бы в Польше: организует регулярную армию и даже привлекает на свою сторону многих крестьян. Но все безрезультатно...

Спустя месяц после того как в марте 1864 года в Вильне арестовали и казнили Калиновского, в Варшаве был задержан и Траугутт. 5 августа его повесили вместе с другими «главарями мятежа» на стенах Варшавской цитадели.

Спустя восемь лет после трагичной смерти мужа Антонина Траугутт–Костюшко решилась выйти замуж. Ее избранником стал племянник Адама Мицкевича. С Францишком Мицкевичем она поселилась в том самом «доме Суворова». Наверное, здесь когда–нибудь появится мемориальная таблица с именами всех его прежних обитателей, чьи шаги тихо отзываются из прошлого...

Виктор КОРБУТ, «СБ», Нина МАРЧУК.