Versão em português 中文版本 日本語版
Polish version La version française Versione italiana
Русская версия English version Deutsch Version

Мария Родзевич в памяти старожилов

Мария Родзевич… Какая же она осталась в памяти людей, которые жили в ее время, как они отзываются о ней, что больше всего запомнилось им? Ведь, в первую очередь, Родзивичовна – это панна, помещица, от которой всецело зависела судьба людей, поэтому главное, что замечали люди в ней, что осталось в памяти (ведь прошло уже с того времени полвека) – это человек, его качества, а уж потом это была писательница и очень образованная женщина; ее местные жители называли «поэткой».

Свои воспоминания очевидцы тех времен, далеких или нет, потому что, слушая рассказы людей, которым сейчас столько, сколько было самой Марии Родзевич, при их жизни, они возвращались назад и снова становились молодыми. Начинали о том, как Грушево стало имением Родзевич. Так вот, что представляют вам на суд люди, которые знали Марию Родзевич.
Мать и отец Марии оказались в ссылке (но причину не знают) в Сибири. Затем им удалось вернуться в имение Грушево. Люди говорят, что здесь жили ранее и дед, и прадед Марии, так как на старом кладбище были они захоронены. Могилы их сейчас не возможно отыскать, но могилы матери и отца Марии довольно хорошо сохранились, если учитывать, что за ними никто на протяжении этих лет не ухаживал, а сохранились они благодаря надгробным плитам, где надгробная надпись сделана на польском языке.

В семье у Родзевичей было трое детей (две сестры и брат). Характеристику брату дают довольно таки не лестную: пьяница, кутила, играл в карты, почти всегда проигрывал. Имение возле Варшавы он так и проиграл. Был женат на первой красавице Варшавы. От брака имел очень красивую дочь, похожую на свою мать. Его семья жила в Лондоне. Иногда его жена и дочь приезжали к Марии, это бывало летом. Но, к сожалению, Марии - брак оказался неудачным для брата, он развелся.

Эта же участь постигла и сестру Марии Младзяновску (фамилия по мужу). Детей от этого брака у нее не было. Сама же Мария замужем не была. Это было вызвано именно не счастливым браком брата и сестры. У поляков существовал такой обычай: у девушки всегда должны быть длинные волосы, а отрезать их было можно только тогда, когда она давала обет на безбрачие. Так поступила и Мария. Она отрезала волосы, а это было знаком того, что сватовство к ней прекращалось. Поэтому очевидцы помнят ее всегда со стрижкой или как сами говорят «стриглась под польку».

Родилась Мария где-то здесь, на Полесье, очевидцы точной даты рождения не знают, так как помнят ее только тогда, когда она стала непосредственной хозяйкой имения после смерти отца. Воспитывалась у Скирмунтов. Одевалась Родивичовна очень просто, так как и местные жители: домашняя тканая одежда с льна, были вышитыми ворот рубашки и рукава у запястий. Носила черную длинную юбку, иногда одевала сермягу. Еще она носила пиджак темного цвета поверх белой рубашки и черный галстук. Так она одевалась у себя в имении. Когда она ездила в лес по грибы, то надевала лапти и длинную сермягу, подвязав ее цветной шнуровкой.

Каждую зиму Родзевич уезжала из имения в Варшаву. Правда, бывали исключения, когда сильный мороз заставлял ее остаться, так как увлекшись написанием романа, она не замечала как наступает зима. Оставшись в имении, она устраивала грандиозный праздник на Рождество. В своем собственном доме, в самой большой комнате стояла новогодняя елка. На праздник приглашались все родственники и их дети. Всем детишкам были приготовлены лично ей рождественские подарки: шоколад в больших упаковках, конфеты и прочие сладости.

Как же выглядел сам дом и усадьба? Как каждое имение в те времена, начиналось воротами. Ворота представляли собой арку, разукрашенную резьбой по дереву. Крепилась она на четырех колоннах. Это были главные ворота для въезда гостей. Входя во двор, сразу встречал огромный каштан, который рос посреди большого круга, напоминающий чем-то клумбу из цветов. Здесь также росли елочки, далее находилась аллея, высаженная сиренью. Мебель была скромной. В одной из комнат находилась обыкновенная русская печка. В самих больших комнатах были камины. Иногда она сама затапливала камин и сидела возле огня. Ее так часто видели в холодные осенние дни с книгой в руках. Свои романы она писала летом, у себя в саду, в беседке. По воспоминаниям со вкусом была оформлена столовая: стены были украшены своеобразной композицией из цветной посуды. На столе стоял большой золотой самовар, видно это осталась ей от деда. Мария Родзевич, когда была хозяйкой имения, любила различные сентенции, в частности вывесила для посетителей и гостей «10 заповедей». Смысл их заключался в том, чтобы гости обеспечивали тишину и покой, были заняты делом на пользу себе, не нарушали установленный порядок, не говорили о злом, пустом, о болезнях, о смерти, не проклинали, сохраняли дружбу, уважение, что бы на надеялись на милость Божью и благославление Всевышнего. Заканчивались заповеди библейским словом «Аминь!», что означало «Истина».

Во дворе, рядом с домом, возвышался огромный дуб, который Родзевич назвала «девайтис». Под дубом был большой стол и обыкновенные лавки, которые в те времена строили крестьяне. На этом столе служанка мыла маленьких комнатных собачек, которых держали в большой корзине, внутренняя сторона которой была обшита бархатом, цвета «бордо».

За домом был огромный сад. По рассказам он напоминал райский уголок. Он настолько был ухожен, что, идя по нему, казалось, что прекраснее этого места нет. За домом (был еще вход с обратной стороны через веранду, которая каждое лето была в гроздях винограда), в саду, была беседка, тропинка к которой высажена сиренью. Чуть-чуть в сторону находился маленький домик, по внешнему виду, напоминавший прекрасную избу. Здесь в летнее время останавливались путешественники, иногда ютились просто крестьяне, которых в эти места приводила нужда.

В глубине сада находились два небольших водоема. Они были соединены между собой, посередине находился островок, на котором стояла вырезанная из дерева фигура апостола Петра. В саду было отведено место под огород, за ним ухаживали молодые девушки, которых нанимала работать Родзивичовна из сельских жителей.

Отзывы о ней самой очень разноречивы. В основном старожилы говорят о ней как о хорошей и доброй помещице, которая прощала своим крестьянам воровство. Помещица Родзевич говорила: «Украсть, как с неба упасть». Прощала и другие провинности. Однако, хозяйство у нее велось строго. Непосредственно сама она ведением его не занималась. Был управляющий – войт. Сам он тоже был поляком, местные жители отзывались о нем как о добром и отзывчивом человеке. Обычно Родзевич проверяла ход хозяйственных дел летом, отводя на объезд владений 1 – 2 дня. Очень любила простых крестьян «в руках которых работа кипела». Так вспоминают очевидцы тех далеких дней, переносясь в свою молодость.

Мария Родзевич оставила свое имение Грушево осенью 1939 г. Красную Армию встретила «с хлебом и солью», представила свое имение для постоя. В ответ на это гостеприимство солдаты отплатили по своему: использовали библиотеку Родзивичовны в качестве топлива для костров. Некоторые книги удалось местным жителям спасти. Например, у Колесниковой Анны Лаврентьевны сохранилось собрание сочинений Шекспира (правда не все), из библиотеки Родзевич, с ее личной подписью и датой приобретения этой книги.

В 1939 году Родзевич уехала в Варшаву. Ее дом был передан в распоряжение местных властей. Затем дом был перестроен, он стал одноэтажным. В 70-80 гг. там находилось несколько помещений, сданных под наем: медицинский пункт, магазины и рабочая столовая. Сейчас здание пустует. На территории имения было построено 2-этажное здание, в котором находилась контора, затем было отдано под базовую школу деревни Грушево. Сад Родзивичовны стал принадлежать школе. Сейчас здание не эксплуатируется, в связи с аварийным состоянием. Сохранился известный дуб, названный Родзевич «дивайтисом». Именно и он дал название из-вестному произведению Родзевич «Дивайтис». Так говорят местные жители и по их воспоминаниях этот дуб стоял, когда жили из прабабушки. Назвали возраст дуба – 300 лет.

Польская сторона установила под дивайтисом мраморную плиту в честь польской писательницы (1994 г.). Затем в конце 90 гг. стали проводить литературные встречи. Мария Родзевич не просто была помещицей деревни Грушево, но и стала для некоторых родственницей. Она была крестной матерью у детей своего извозчика, у Колесниковой Анны Лаврентьевны (которая представила эти сведения) и у нее сестры Ксении, которая уехала в Польшу и осталась там жить. Статья составлена на основе воспоминаний местных жителей деревни Грушево, которые стали непосредственно участниками тех далеких и памятных дней. Имение Родзевич и парковый ансамбль в деревне Грушево является мемориальным, должен быть взят под охрану государства.

Карасюк С.Н., преподаватель истории
УО «Кобринский государственный профессионально-технический колледж строителей»

 

Литература
1. А.Мальдзiс. Творчае пабрацiмства – Мiнск, Навука i тэхнiка, - 1966.
2. Л.М. Несцярчук. Замкi, палацы, паркi Берасцейшчыны Х – ХХ ст. – Мн.: БЕЛТА, 2002.
3. У.Калеснiк. Зорны спеý. Мiнск, 1975.
4. Я.З.Басин. И творцы, и мастеровые. Минск.: Выш. Шк., 1988.
5. Рobski Slownik Bioуraficчna, Polska Akademia Nouk, Warszawa, 1988.
6. А.А. Бирало // Философия и общественная мысль в Беларуси в конце ХVIII – сер. ХIХ вв.// Заря,. 1989 г.
 

Навигация



Наши партнеры

У нас широкий ассортимент различных украшений для зала и автомобилей, а также большой опыт по подготовке и монтажу видеоматериалов.