Versão em português 中文版本 日本語版
Polish version La version française Versione italiana
Русская версия English version Deutsch Version

Статьи о Кобрине: 1917 - 1941

Той незабыўны верасень ...

3 успамінаў А.М.Сушчука, ветэрана вайны і працы

Мне, коренному белорусу-полешуку, в сентябре 1939 года исполнилось 14 лет. События тех дней — незабываемы. Они — исходный пункт их дальнейшего осмысления в меняющемся времени...

Как мы жили до сентября 1939 года на «крэсах всходних»?

Как мачеха не может стать родной матерью, так и чужое государство — родиной. Было именно так. Это подтверждалось, например, разъяснением министра иностранных дел Польши полковника Ю.Бека: «Мы закрываем в Западной Белоруссии белорусские школы и заменяем их польскими, потому что белорусы вообще отсталый, дикий народ, белорусский язык — язык отсталый, который приносит мало пользы».

Какое счастье в таком отечестве-мачехе? Ныне трудно представить, что на Кобринский повет с населением 113 248 человек (1931) приходилось единственное среднее учебное заведение — гимназия в Кобрине. На все Полесское воеводство — ни одного высшего учебного заведения. И это в центре так называемой цивилизованной Европы! 89 процентов начально-«повшехных» школ размещалось в 1 — 3 учебных классах, в т.ч. 53 процента — в одном. В повете были еще две сельскохозяйственные школы со сроком обучения 11 месяцев. В них занимались 53 ученика. На все воеводство таких школ было 5. Жалкие поветовые расходы на просвещение с 1928/29 учебного года по 1931/32 снизились с 1,6 да 0,21 процента поветового бюджета.

Откуда могли быть средства, если единоличное земледелие было крайне раздробленным и отсталым — 47,5 процента крестьянских хозяйств владели наделами до 5 га и только 0,7 процента — более 100 га (данные польской довоенной статистики).

И вот в сентябре 1939 года совершился коренной поворот в судьбе западных белорусов, проживавших в составе польского государства.

Разве могу забыть я пламенные митинги, ликующих босоногих в домотканой одежде крестьян, стихийно стекавшихся на шоссе встречать красноармейские танковые части, своих братьев-освободителей? В национальном развитии народов и государств, учит история, нет более желанного и справедливого, чем объединение народа, разобщенного границей, проложенной кровавой силой оружия.

Оказывали сопротивление лишь небольшие группы радикал-националистов, оторванных от коренных чаяний населения. В годы немецкой оккупации они пошли в услужение гитлеровцам, помогали им вести борьбу с партизанами, грабить и истреблять непокорное население.

1939 год — год бурных, кипящих военно-политических событий, стремительно набегавших одно на другое. Красная Армия вступила в Кобрин 22 сентября, а уже 28 — 30 создается и приступает к работе Временное управление Кобринского повета. Его вооруженная сила — заранее созданные добровольные отряды Рабочей гвардии и Крестьянской милиции из местного населения. При организованной поддержке населения уже к 25 сентября военная миссия закончилась — западно-белорусское население было взято под защиту, перекрыто продвижение немецких войск на восток, к советской границе.

За неделю с небольшим после освобождения Кобринщины успевает выйти в свет первый номер газеты «Труд» (ныне «Кобринский вестник») и даже областная «Заря». Изумительная оперативность! До конца года остается три месяца, но успевают завезти и распределить по школам учебники, направить и разместить тысячи учителей из восточных районов республики. Сколько радости пришло под каждую крестьянскую соломенную крышу, сужу по себе, когда все дети пошли в школу, и, если учесть, что большинство населения, начиная с десяти лет, не умело ни писать, ни читать.

Образование — решающий фактор общественной активности личности. Тяга к нему оказалась невероятной. С четырьмя классами «повшехной» семилетнего срока обучения, как меня, зачисляли в 5 — 6-е классы. Начинали с азбуки белорусского и русского языков, упорство преодолевало трудности. Зачитывались Я.Купалой и Я.Коласом, А.Пушкиным и М.Лермонтовым, пользовались библиотеками. После занятий — учеба в военизированных кружках. Изучали боевую винтовку, противогаз, боевые химические отравляющие вещества, совершали многокилометровые кроссы по пересеченной местности, овладевали навыками первой медицинской помощи. Равнялись на тех, кто уже имел нагрудный знак «Ворошиловский стрелок».

Из гарнизона приходили вечерами в школу военные комиссары, читали лекции о международном положении, разгорающихся войнах. С помощью населения ускоренно строился военный аэродром. Кобринчане любовались учебными полетамивиражами, и действительно казалось, что «в каждом пропеллере дышит спокойствие наших границ». Когда по городу чеканным строем, с песней проходили авиаторы, — люди открывали окна, выходили к калиткам, а вездесущие мальчишки гурьбой пристраивались следом. Новая жизнь наполнялась верой и энтузиазмом.

Все подчинялось патриотическому воcпитанию, преданности Родине, ее защите. Использовались все рычаги для формирования силы народного духа, вскоре ставшем главной составляющей массового ратного и трудового подвига. Коммунисты нового не придумали. «На свете есть лишь две могущественные силы: сабля и дух. В конечном итоге дух побеждает саблю», — итожил свой путь Наполеон. Самые большие подвиги, свидетельствует история, совершались из любви к своему Отечеству, родному краю.

Незабываемый сентябрь 1939-го ...

Размышляя о событиях 60-летней давности, о той необычной стране, которую мы потеряли, приходит на мысль мнение беспартийного философа А.Зиновьева, заметившего, что «советский период — вершина российской истории».

1939-й зарядил меня неиссякаемой энергией духа, которой хватит на всю жизнь.

Народная газета. 1999. 26 жн.
 

Комментарии