Versão em português 中文版本 日本語版
Polish version La version française Versione italiana
Русская версия English version Deutsch Version

Статьи о Кобрине: 1945 - Дожинки

Кобринщина в 1944-1949

Великая Отечественная война вошла в нашу историю как небывалое по ожесточенности, трагизму и героизму сражение народов против гитлеровского фашизма. Путь к победе был долгим и трудным. А правда о сложнейшей общественно-политической ситуации и пережитых небывалых трудностях послевоенных лет остается лишь в памяти тех, кто это все пережил, а таких людей с каждым годом все меньше и меньше… Согласно Рижскому мирному договору 1921 г. Кобринщина оказалась в составе 2 Речи Посполитой до 1939 года. Кобрин был центром повета (уезда), входившего в состав Полесского воеводства. Вся западная Беларусь являлась аграрным придатком Польши, источником сырья и рынком сбыта продукции.

1 сентября 1939 г. началась Вторая мировая война. 22 сентября 1939 г. со стороны московского шоссе в Кобрин вошли советские танки. Народное собрание Западной Беларуси в Белостоке, на котором присутствовала депутатская делегация Кобрина 28-30 октября 1939 г. проголосовало за установление Советской власти. Здесь же было принято обращение к Верховному Совету СССР с просьбой включить Западную Беларусь в состав Союза ССР и воссоединить ее с БССР. Просьба была удовлетворена. Так Кобринщина вошла в состав СССР. В жизни города и района начались социалистические преобразования. В первую очередь восстановили Днепро-Бугский канал. До войны в районе начитывалось до сорока промышленных предприятий, в том числе 11 мельниц, 2 маслобойки, 1 сукновалка, 2 кирпичных завода. Работали кожевенный, горшечный, торфяной и другие заводы. К июню 1940 г. было создано 2 колхоза, а через год их стало 5. Создана широкая сеть медицинских учреждений. До войны на Кобринщине насчитывалось 55 школ, в которых занимались свыше 7 тысяч учащихся. Были созданы Дом культуры, детская техническая станция. В самом Кобрине работало 17 различных предприятий, электростанция, 2 кинотеатра, 2 школы, больница, 556 жилых дома коммунального фонда и 1384 жилых домов частного фонда. Благоустроенный город, расположенный в центре четырех шоссейных дорог, имеющих железнодорожную станцию и водный путь сообщения, насчитывал до войны около 16 тыс. жителей.

Война изменила экономический облик города и района. Немцы сожгли и разрушили около 239 жилых зданий, полностью уничтожили почти все предприятия, а оборудование вывезли в Германию. Государству был нанесен непоправимый ущерб. Только в Кобрине из 16 тыс. населения осталось около 5 тыс. населения. До 10 тыс. жителей города было расстреляно и угнано в немецкое рабство. Был нанесен большой урон сельскому хозяйству. Сожжены и разрушены деревни, школы, дома, больницы. Отобраны и угнаны в Германию 3750 лошадей, 8095 голов крупного рогатого скота, 5022 штук свиней, 9749 овец и 26086 голов домашней птицы.

20 июля 1944 года город был освобожден. Первыми задачами временных гражданских и военных властей на освобожденных территориях были: *организация местных управленческих администраций: райисполкомов, сельсоветов, правоохранительных органов, заготовительных организаций и финансовых учреждений; *запуск электростанций, коммунальных объектов; *восстановление железнодорожных станций, мостов, вокзала. На этот раз первопроходцами восстановления Советской власти стали партизанские руководители. По городу стали разыскивать оставшихся советских служащих, при содействии которых возобновлялась деятельность жизненно необходимых учреждений. В мае 1945 года по Днепро-Бугскому каналу пошли суда. Восстанавливали его не только прибывшие специалисты, но и тысячи жителей города и деревень. 21 июня 1945 г. за досрочное выполнение государственного задания по восстановлению канала большая группа рабочих и служащих, инженерно-технических работников получила награды. На 27 мая 1945 г. была восстановлена электростанция малой мощности, мельницы, консервный, мыловаренный и другие заводы. Начали свою работу шерсточесальная, трикотажная, сапожная, бондарная, колесно-обозная мастерские. Началось восстановление лесопильного, маслобойного и кирпичного заводов. До конца 1945 года надо было восстановить столярные мастерские, веревочное производство, фанерную фабрику, завод безалкогольных напитков и многое другое, так как население района остро нуждалось в различных промышленных товарах. Крестьяне ощущали нужду в колесах, телегах, шорных изделиях. В эти годы и еще несколько лет спустя ощущалась нехватка обуви.

Одним из первых в городе стали действовать ремонтные мастерские, которые размещались в конце ул. Советской. В сентябре 1944 г. восстановила работу машинно-тракторная мастерская, в 1945 г. она была реорганизована в межрайонную мастерскую капитального ремонта, а через четыре года стала Кобринским ремонтным заводом. Шла война. Армия нуждалась не только в продовольствии, поэтому государственными органами власти велась широкая мобилизация материальных, продовольственных и денежных средств, разумеется, за счет жителей города и села. Местная промышленность и промысловая кооперация выполняли заказы фронта. Например, работницы артели «Соцтруд» шили телогрейки и ватные брюки для фронта. А страницы газет пестрели заметками под рубрикой: «Все для фронта!» Кобринские железнодорожники участвовали в соревновании среди железнодорожников ст.Кобрин и ст.Городец на лучшую помощь фронту. Они заботились о том, чтобы не было простоя вагонов, чтобы не было задержек поездов на станции, ведь грузы шли на фронт. Вспоминает К.С. Терпиловская (1931 г. р.): «После освобождения работала на железной дороге, меняла шпалы. Дневная норма для мужчин составляла 25 м, для подростков 12 м. Справиться было очень трудно. Иногда помогали взрослые, из тех, кто работал рядом». В городе было много людей, обездоленных войной – вдов, сирот, инвалидов, погорельцев, оставшихся без жилья, семей военнослужащих, погибших в годы войны. Жители Кобрина вспоминают, что на вокзале, на улицах было много нищих, безногих, изувеченных.

Длительное время органы власти не имели возможности оказывать им поддержку, не было средств. Были небольшие льготы семьям военнослужащих. А в основном поддержка осуществлялась за счет жителей города и района.

Также был создан фонд помощи семьям фронтовиков. Организовывались субботники и собранные деньги отправлялись в фонд помощи: наличных денег 17 780 руб; ржи – 150 кг; картофеля - 300 кг; муки - 40 кг; капусты – 10 кг. Администрация предприятий организовывала помощь в ремонте квартир. Но в исключительных случаях, по воспоминаниям кобринчан, можно было рассчитывать на взаимопомощь соседей и просто добрых людей.

На территории Кобринщины сразу после освобождения была восстановлена деятельность партийных и советских органов власти, а также деятельность комсомольской организации района. Именно под их руководством началось восстановление экономической жизни. Анализируя общественно-политическую ситуацию на Кобринщине, можно делать выводы о том, что ситуация была непростой. Отношение к Советской власти у жителей города было неоднозначным. Но преобладающее количество жителей не поддержало националистическое движение, которое имело место после освобождения и некоторое время после войны. Не имея надежной опоры у населения, оно погасло. Придуманные дела «врагов народа» были отменены, а большинство осужденных признаны невиновными и реабилитированы к середине 50-х годов. Реабилитация возобновлялась и позже, но так и не закончилась. Большинство народа верило партии, Сталину, в то, что они вели народ к победе коммунизма, к светлому будущему. «Да здравствует наша советская Родина и ее вождь товарищ Сталин!» - звучали патриотические лозунги.

Что касается материальных и бытовых проблем рабочих и служащих в послевоенные годы, их было предостаточно. Трудящиеся г.Кобрина и района делились с государством своими сбережениями. Это преподносилось как яркая демонстрация патриотизма советского народа, как выражение сознательности и патриотизма советских людей, которые не жалеют сил и средств для быстрейшего восстановления хозяйства, выполнения планов первой послевоенной пятилетки. Так проблема помощи потерпевшим от войны гражданам, семьям фронтовиков, детям-сиротам легла на плечи крестьян, рабочих и служащих. Государство не имело средств, чтобы взять это на себя: все средства шли для фронта. В условиях, когда люди испытывали неимоверные трудности, эта помощь может быть определена как великий гуманизм.

После войны осталось много сирот. К 1 октября 1944 года создан в Кобрине детский дом. Там жило более 30 детей от трехлетнего до четырнадцатилетнего возраста. Дети голодали… Из отчета Кобринского райкома ЛКСМБ: «Детскому дому передано 6 пудов пшеницы, более 200 яиц. Районный комитет обратился к школьникам сельских школ, которые собрали и передали детскому дому около 100 пудов хлеба». Так в условиях завершения военных действий наряду с восстановлением народного хозяйства государственными органами власти велась широкая мобилизация материальных, продовольственных и денежных ресурсов на нужды фронта. Тот вклад, который внесли кобринчане в фонд Победы, можно смело назвать трудовым подвигом.

Надо отметить, что при всех материальных недостатках, граничащих с нищетой, при очень частых случаях нарушения законности со стороны властей, люди, пережившие во время войны много горя, не видевшие и не знавшие обеспеченной жизни до войны, были довольны хотя бы незначительным, но постоянным ростом благосостояния людей, ежегодным снижением цен и отменой карточной системы. В трудное послевоенное время у большей части населения сохранилась вера в будущее, надежда, человечность и трудовой энтузиазм. И, несмотря на то, что вся послевоенная жизнь проходила под контролем партии, и многие методы и идеи руководства сейчас ставятся под сомнение или пересматриваются, нельзя отрицать той огромной роли, которую она сыграла в тяжелое послевоенное время.

Антон Кордюков

Комментарии